Я знаю, ты простишь мои упреки

Я знаю, ты простишь мои упреки.
Ты всё простишь – я сорная трава.
И в том, что мы с тобой, но одиноки,
Я виновата, только я одна.
 
Ты по местам пытаешься расставить,
Неверно сложенное мной,
А я вновь мне могу себя заставить
Безропотно беседовать с тобой.
 
Дрожит мотив на струнах пониманья,
Мелькает радость наших встреч,
Когда своим нечаянным ворчаньем,
Ломаю то, то так хочу сберечь.
 
Я буду существом совсем ничтожным,
Коль станет наше счастье невозможным.

Не платят мне за графоманство

Не платят мне за графоманство.
Может, хотят, но не везет -
Я им с завидным постоянством
Не приношу своих работ.
 
Они хотели это слышать,
Внимать мелодике слогов,
И ощущать, как нервно дышит
Мотив изящной вязи слов.
 
И, может быть, они дождутся
Моих стихов когда-нибудь,
Когда смогу я развернуться,
Собраться с мыслями, рискнуть.
 
Рифмуя, я б раскрыла миру,
Всех научила б понимать
Как украшать сюжет красиво,
Как ни о чём стихи писать.

о песне

Ой, ты песнь моя соловьиная
Расплескалась парным молоком:
Просторным, приземистим, облачным,
Когда был молодым мальцом.

Ощутил ручьями тонкими
Разговор небесных послов.
И стихи ложились скомкано
Броском под суконный стол.

Закарючки те, пушистые
Выводились смазливым юнцом.
Нарочно писались размашисто,
Обжигая в них день за днём.

Прокатило с тех пор блином солнечным,
Погулявши дребежжащим возком.
Поистерлись ляпы чернильные
Усохшим зимним дождём.

Сколько веток мной пересижено,
А песня одна и та ж.
Припев отчаянно пыжится
Над ворохом склочных тяжб.

Эх, доля моя пернатая,
Разлилася белым платком -
Нечаянно жбан опрокинутый
Отразился поэта пером.

о любви

Ну, что ты моя хорошая
Я сказал ведь это любя.
Со мною жизнь была б запорошена
Да и вообще была б?
Не надо смотреть так «ласково»
Я здесь! хочу уйти навсегда.
Отпусти же меня моя сладкая
На четыре вольных путя.
Отпусти, мы с тобой еще свидемся
В мире иной, горячей поры.
Там где ждет избранницу 
Вий в ее заглянуть пустыри.
Отпусти, не чени бесчинства - 
Фимиам не терпит того!...
Для меня ты! — все та же хорошая,
Судьбой моей припорошена...

Земля натянула одеяло заката

Земля натянула одеяло заката,
Только ножки торчат ручьями канкаты.
Сверчки заиграли россыпью искр
Внемля любви, опустившись на мир...

Побежала листва, догоняя по веткам меня - 
За углом остановка, твоя и  моя.
Вот он врываясь в весенней одежде  -
Последний автобус со мною уносит нежность...

Ах, что же за вредность
Приходит как сущая верность! - 
Без губ твоих милых я вновь не усну -
Прикоснулась ими прекрасная бледность... 

Ой, не туда!, не туда! завернул водитель - 
Это не мой путеводитель ((((((((((
Постой!, я попытаюсь сойти,
Вернутся пешком зимней грозы...

Вернётся ли время, увижу ль я вновь
Твоих поцелуев мягкость веков.
Затеряюсь в руках, шуршащих как зной
Надеясь почувствовать снова любовь.

Лишь у тебя...

Лишь у тебя моя душа отдыхала безпробудным отрезанным днем
И кровать колыбелью качалась на верхушках сосновых широт.
Пели безмолвно струны забытой детской порой
Словно ноты оживали Шопена молчаливой скользящей игрой.
Мне у тебя никуда не хотелось, в ладошках твоих я спал убитым сном,
А дождь барабанил по крышам зимним хрустальным дождём.
Ложился на сонные плечи белым холодным огнём
В мягком пухе кристаллов отражаясь вечерней звездой.
Мне никуда не бежалось, ворочая внутренний ком...
Впрочем, у нас тогда уже не сросталось — ты летела за дверной проем.
Хотела увидеть полыхает ли город в движении отражением ног...
И мы с тобою расстались майским разговором о том.

Воспоминания

Радугой покрыты
Ясные глаза - 
Тени мамины
Девочка взяла.

Зеркало тревожит,
Учится «стрелять» - 
Сидя у окна,
Чудо несмышленое пока.

Время пролетает,
Красотою наполняет - 
Сердце замерает
Где то у мальца.

В поцелуйчики играют
Девичьи глаза.
Косы заплетает
Тайно в ночь глядя.

Я смотрю украдкой,
Радуюсь мечте - 
Память будоражит 
Старое во мне.

Это чувство вечно
В ней теперь оно.
Я гляжу в сторонке
Радугу её!

Погода снова рядится

Погода снова рядится,
Смеркается, оживают фонари.
Машины обьезжают ямы,
Трясутся над ухабом колеи.

Вечерним перезвоном
Шепчут вновь колокола.
Дождь осенним хороводом
Рисует на стекле окна.

Кофе в чашке остывает,
С крана сыпется вода.
Все вокруг да около
Избито для меня.

Не стреляйте в поэта...

Не стреляйте в поэта -
Им безмерно правит судьба.
Он пишет от заката до рассвета -
То, что ему приносит она.

Он приставленный к стенке покойник
С розово-бледным оттенком лица
И даром музы влюбленной
Там, где на бумагу ложилась строка.

Грудь пробита вехой изгоя,
Кровоточат фонтаном слова.
Не стреляйте! — поэты приходят
Чтобы уйти, сгорев как свеча.

Яблоня

Эй, чего насупилась,
Брови накатив.
Ну прилег немного
Чтоб поговорить.

Вон на том пригорке
Яблоня растёт.
Ей одной тревожно
Она тоже ждёт.

Нареченная когда то
Где то с мужем спит.
Я устал слоняться,
По краям бродить.

Может мне с тобою - 
Душу хочется излить.
Я ведь одинокий тоже
И хочу любить.

Улыбнись, не хмурься - 
Это все пройдёт!
Лучше полюбуйся - 
Яблоня цветет!

Звенят переливаясь бубенцы

Звенят перебиваясь бубенцы
Бронзовой актавой ветра
И шесть подкованых копыт
В такт им сонно тянут сани…
Ямщик укутавшись в тулуп, 
Застыл комочком на козлах
Средь верст степи,
Заснеженной порывами зимы.

Та, что рядом

Ты всегда со мною рядом.
Даже если мы не вместе.
И в раю и в бездне ада
И в канаве и в поместье.

Ты в душе моей всё время.
И в метро и на работе.
Я свихнусь на этой теме.
Ничего не происходит

Без тебя в подлунном мире.
Ты становишься всё ближе.
Даже в уличном сортире, 
Отыскав, повисла гирей.
Надоела словно грыжа.

Земля натянула одеялом заката...

Земля натянула одеяло заката
Только ножки торчат ручьями канкаты.
Сверчки заиграли россыпью искр
Внемля любви опустившись на мир...

Побежала листва, догоняя по веткам меня - 
За углом остановка, твоя и  моя.
Вот он врываясь в весенней одежде  
Последний автобус со мною уносит нежность...

Ах, что же за вредность
Приходит как сущая верность! - 
Без губ твоих милых я вновь не усну -
Прикоснулась ими прекрасная бледность... 

Не туда!, не туда! завернул водитель - 
Это немой путеводитель ((((((((((
Постой!, я попытаюсь сойти,
Вернутся пешком зимней грозы...

Вернётся ли время, увижу ль я вновь
Твоих поцелуев мягкость веков.
Затеряюсь в руках шуршащих как зной
Надеясь почувствовать снова любовь.

Устал...

Устал… Нет бодрости… Нет больше духа...
Куда идти?.. И для чего?... 
Кто скажет эхом?...
Зачем колотит кровь в груди?...
Зачем мне этот разум?...
Зачем мне знания огонь?...
Я холод призываю в память...
Там, на погосте, вековой покой...
Там сосны плещут брегом тихо...
Цветы растут венком... 
Песок роднит уют...

Таня

Таня

Я обниму тебя собою
И пронесу сквозь времена.
Ты будешь удивляться звукам,
Хвалебным звукам в честь себя.

Я подниму тебя на возвышенье,
Оберигая от забвенья лет.
Дыханьем согревая плечи
От пролетающих комет.

Там, крылья счастья оппаляя,
Открою маленький секрет:
Я — стременами обладаю,
Чтоб нам в бессмертие лететь.

Мчитесь

Мчитесь, мчитесь угорая,
Избавляясь от удушливых забот.
Тягость нервов разбавляя
Песней сладких дуг.

Пейте, бейте шум бокалов,
Осеняя вечер туч.
На заборе оседлав гремучем
Перекат осенних круч.

Лейте, вейте не жалея
Деревенских избов туш.
В бане отдирая тело
От мучительных кольчуг.

Доля ваша — быть гусаром,
На полях лежать средь тьмы.
Порох пить, клинком играя,
Пролетев как звон косы.

Мчитесь!, мчитесь! угорая...

Из истории

Из истории

Красные, белые, зелёные,...
Вас много, а я один - 
Господин глазастой коровы
Которую решили вы подоить.

Пришли и ушли ругая - 
Каждый аппонента своего.
Маузер тыча настырно,
Как аргумент в лицо!

Не успело налиться вымя,
А вы с ведром уже тут!
Господи, когда же кончится время
Мандатов опухших юнцов!

Когда? крестьянин спокойно
Выйдет в покосившийся двор.
Широко вдохнет своей грудью,
Открывая ненужный засов!

Когда? в амбаре мыши
Не будут скрептать о пол.
Корова перестанет биться
В хлеву об изувеченный столб

Эй, кудрявый, золотистый...

Эй, кудрявый, золотистый
Пьёшь из сусл земли - 
Клен ты мой ершистый,
Приземлился у реки.

Веет жаром та прохлада,
Отдаёт ребром земли.
У озимых сел пугливо
Воробей с хохлатой тли.

Осень кичясь хулиганом,
Поливает от души - 
За цыганским караваном
Поле томью полыхни.

Пробивая голос к солнцу,
Рожь не спит и ждёт снега.
Как поэты краской жизни
Потривожила  тебя.

Облепили ветки ножки,
Чик-чирик исчез пока.
Ох, кудрявый, золотистый
И соседи у тебя.

Шипы во плоть вонзаясь...

Шипы во плоть вонзаясь
Вырывают из горла слова.
Строки на лист опускаясь
Мне робу шьют из стиха.

В них я все тот же игристый - 
Пылаю огнем пока...
И ты на ковре пятнистом
Зовешь меня Вовой, как и тогда...

Играет усмешка зернисто
На грудь привстает кивок.
Размашисто тянут губы
Сок из твоих берез...

Но, колит войдя до ручки,
Просыпается бред в глазах.
И нет ни одной той тучки
Залить эликсир за кафтан.

Веденья уже не приходят
Провал и ещё раз провал.
Секунды опускаясь уходят,
Шипы оставляя в стихах.

Замри

Замри, пусть кружится небо
Снежинкой нашей души.
Ладонь на подхвате будет
В рукавичках январской любви.

Замри, я тобой любуюсь 
Щипаньем морозной глуши,
Где падает ветер вечерний
Пыльцой далёкой звезды.

Замри, открывая пространство
Ключами мыслей моих.
Мчась в кружевах из танца
Чуть касаясь вьюгой земли.

Замри, тенью моей опускаясь
На плечи снежной весны.
В рученках своих согревая
Сердечко нашей с тобою зимы.

Обратная связь - stihiby@yandex.ru