Так надо

Когда мы на кухне 
С тобой у плиты,
Со мной переходишь на «ты».
Но не стану
Пускать тебя в свой захламлённый Эдем
За стенкой из тонкой фольги.
Сапоги
Стоят у стены,
Ожидая тебя,
Мечтая купаться в снегу.
Помогу
Рассыпать как снег белый сахар и соль
Как снег, 
Как вчерашнюю боль.
А ты не неволь, 
Не держи в рукавах
Козырные карты.
Ты знаешь, так надо.
По рюмке на брата.
Сестре по кувшину.
Садимся в машину.
Садимся в машину, и едем
11 ярдов.
И ядов
Осталось 14 грамм.
И прошлое рухнет
Закатом над лесом,
Оставит нам право доигрывать пьессу
И ляжет собакой у ног.
Домашняя кухня,
Бои экстракексов
И мамин сливовый пирог.

Из жёлтых газет

Прогнили у яблок сердца,  
И мозоли 
Венозным сиропом срывают аншлаг. 
Горошины мака  
В стручках от фасоли 
Едят твою душу.  
Гулаг.  
Белый флаг. 
И хочется вроде бы  
Чистого света 
И чистого неба  
Из жёлтых газет. 
Но яблочным ядом дымит  
Сигарета -  
Остатками гнили со старых  
Кассет. 

Газеты не читают наших глаз

Сыта искусством. Хочется поесть
И вычерпать подтаявшее небо.
Здесь солнце есть, и счастье тоже — есть.
И сыр в пятнадцать раз дороже хлеба

И зрелищ.
Ощущаешь, как мертвы
В карманах брюк твои приоритеты?
Мы вычерпаны с ног до головы,
И с плеч до пят предательски раздеты.

Газеты не читают наших глаз,
Не чувствуют в квартирах запах газа.
Придут дожди и сделают за нас
Всё то, что мы не прожили ни разу.

Сны Фрейда

В небе ладонь солнца. 
Ветер плетёт иней. 
Я изо льда. Бьётся 
Сердце твоим именем. 

Помнишь ли сны Фрейда? 
Кофе. Стена. Тени. 
Завтра усталость эту 
За нас допоёт Есенин. 

Бронзовый снег пудрой 
Душу мою лечит. 
Я так люблю утром 
Гладить твои плечи. 

Я так люблю...

Распахнутым окном себя спасаешь

И сторицей останется мне неба,
Оно во мне каймою золотою.
Всё думаешь, что мир тебя 
Не стоит,
Но полно — ни вина тебе,
Ни хлеба.
Растраченное полымя.
Пустое.
В тебе осталось старое -
Гнилое -
Нетронутым шершавым лоскутом
Нетающее сердце,
Белый карлик,
Проживший жизнь ножами и щитом.
Ты знаешь сам, 
Что я права во всём,
Но не признаешь, 
Гений междометий.
Поймёшь, когда твои родные дети
К твоей могиле в пасху не придут.
И тут
Уже не сделаешь больней.
И будешь сам клевать себя за это.
Но это жизнь,
Здесь солнечного света
За грязь и холод людям не дают.
Так спи,
Пока не кончится завод,
И медленно точи себя предлогом.
Подумать только -
Чёрствого и злого
запомнят здесь тебя.
И время ждёт.
И жжёт.
И ты прожжённый донельзя.
Распахнутым окном себя спасаешь.
Но ты же знаешь,
Ты же это знаешь,
Святыми не становятся князья.
Зажгу свечу
И небом подышу.
Сегодня мне становится светлее.
Кусай свои дрожащие колени,
Дворцовый, никому не нужный
Шут.
Все ждут.


29.12.2010
Евгения Шабалина-Глуховская 

История рассудит нас

История рассудит нас.
Но видят, право,
С голубятен,
Как колдовской иконостас,
Огни родимых птичьих пятен

Твои глаза.
И с облаков
Ещё не хочется спускаться.
Мы разобьём священность танца
Звенящим эхом каблуков.

Придёт пора,
Во глубине
Тобой непризнанной системы
Ты станешь брешью на стене.
И мы оставим эти стены,
Мечтая снова полетать.

Искрился снег,
Молчали птицы.
И, освещая наши лица,
Кружился лунный человек,
Уставший петь.
Уставший ждать.
Мечтая снова полетать.


© Евгения Шабалина-Глуховская


03.I.2011
 

Вдыхать твоих волос...

Вдыхать твоих волос 
Медный купорос, 
Подсоленую морем ядовитость снегопада. 
Ты в линиях руки 
Солнце мне принёс, 
И я ещё не вдоволь надышалась этим ядом. 

Я маленькая выпь, 
В моих руках мертвы 
Беспомощные вороны озлобленные волей. 
Я дом наш устелю 
Кристаллами травы 
И зарево рассвета разбросаю в изголовье. 

Я буду петь про свет. 
И греться у свечи 
Твоей большой души и лепестков родного сердца. 
Но только ты в ответ 
Прошу тебя, молчи. 
Прошу тебя, позволь мне в тишине твоей погреться...

31.XII.2010

Обратная связь - stihiby@yandex.ru