Зайчики Сказка в стихах

Светит солнышко с небес,
Утру радуется лес,
Птички песенки поют,
Мошки стайками снуют,
Над цветами пчёлок рой,
На цветочках по одной,
Никаких меж ними ссор,
Им в охотку мёда сбор.
Только двое тех зайчат,
Прыг и Скок, в лесу грустят.
Говорит вдруг Скоку  Прыг,
Он срывается на крик:
— Доля наша нелегка,
Доля наша, Скок, горька!
Страх во мне с утра сидит,
Глаз сомкнуть он не велит!
Разве можно жить нам так,
Коль внутри сидит наш враг?!
Отвечает ему Скок:
— Я от страха, Прыг, промок!
Жить давно уже боюсь,
Года два уж не смеюсь!
Лап, дружок, мне не жалеть,
Нам до срока их стереть!
Прыг слезу скорей смахнул,
Он с тоской вокруг взглянул:
— Так нельзя, дружище, жить,
Страх всегда с собой носить,
И дрожать так, день и ночь,
Лучше уж себе помочь,
Утопиться и весь сказ,
Тут никто нам не указ?!
Согласился с Прыгом Скок:
— Прав, однако, ты, дружок!
Так давай же поспешим,
Думку нашу мы свершим!
Зайцам в страхе не зевнуть,
Им до речки труден путь,
У реки вдруг гвалт и визг,
Вдоль реки лягушки вниз,
В камыши и речку, прыг,
Тишь и гладь повсюду вмиг.
Скок от счастья сам не свой,
Крик несёт он над рекой:
— Нас бояться, видишь, друг,
Страх в лягушках и испуг!
Им живётся тяжелей,
Страх намного в них сильней,
И топиться нам не в спех,
Станем жить мы без помех!
Прыг и Скок помчались в лес,
В речку страх зайчат полез.
Им лягушки вслед глядят,
Им лягушки вслед трещат:
— Мимо нас прошла гроза,
Как искрят у них глаза!
Два клыка наводят страх,
Отсидимся, в камышах!
Да зайчишки вдаль бегут,
Смех их слышен там и тут,
Можно прыгать и скакать,
Можно крепко ночью спать!
Конец

Автор: Виктор Шамонин-Версенев

Старик и плут Сказка в стихах

В некой дальней деревушке,
Проживал мужик в избушке.
Бедно, правда, очень жил,
Шутником он с детства слыл,
Ту коровушку имел,
Творожок и масло ел.
Молоко он пил семь дней,
Не ходил и до врачей.
Притащил он как-то пса,
Пёс ему — сродни душа,
Дремлет он и день, и ночь,
И ещё поспать не прочь.
Скоро пёс годков припас,
Потерял он свой окрас,
До хвоста жирком оброс,
Не вставал на лапы пёс.
Стал мужик тот стариком,
Дни проводит он молчком,
Старой стала и корова,
Жизни всей его основа,
Молочко уж не даёт,
Деду душу взглядом рвёт,
И решил он, посему,
Дело сделать по уму:
— Надоть мне её продать,
За неё деньжонок взять,
Да своих деньжат добавить,
И младую тёлку справить,
И по-старому мне жить,
Молочко парное пить!
Мысль его шагнула в свет,
Так и сделал в осень дед,
Отстранился он от дел,
Шляпу старую надел,
Скоро прибыл на базар,
Показать «лицом» товар!
Долго дед в толпе бродил,
Растерял он быстро пыл,
Что с такой коровы взять,
Ей лишь можно сострадать?!
В этот самый чудный день,
Здесь бродил и плут-кремень,
Хитроватый прятал взгляд,
Словом сыпал, невпопад,
Был он редкий лоботряс,
В тех грехах по лоб увяз.
Плут приметил деда вмиг,
Плут за лавку спрятал лик:
«В прибыль будет этот день,
Мужичок-то, старый пень,
А корова — просто смех,
В цирк пристроить, для потех!
Кожа, кости, да вода,
От рогов и до хвоста,
Но хоть плохонький товар,
Получу с неё навар»!
К деду путь он повернул,
В интерес его втянул:
— И почём твоя «коза»,
Разрази меня гроза?!
Пропустил старик вопрос,
Он бубнил себе под нос:
— Как его вопрос нелеп,
Он, видать, совсем ослеп!
Разговор с ним ни к чему,
Честь казать ещё ему!
Плут нисколько не грустил,
Скоро внешность он сменил,
Перед дедом нагло встал,
Он вопрос ему задал:
— И почём твоя «коза»,
Забодай меня оса?!
Дед, в сомнении большом,
Он в мыслишках об одном:
«Может, я с ума схожу,
И с козою впрямь брожу?!
Все считают, что с козой,
От таких чудес, хоть вой»!
Дед не дал плуту ответ,
Был в бреду каком-то дед.
Вдруг мужик из-за ворот,
Он с вопросом к деду прёт:
— И почём твоя «коза»,
Прошиби меня слеза?!
Дед вконец оторопел,
Он ему поверить смел:
«Видно, правда, я болван,
Мне бы лучше на диван!
В голове сплошная тьма,
Не сойти бы мне с ума»!
Дед творил ему ответ,
В пелене тумана дед:
— Я, мой друг, тебе скажу,
За неё чуток прошу!
Забирай «козу», будь мил,
Торговаться нет уж сил!
Мужичок и был таков,
Деньги сунул он без слов,
Заплатил-то, с гулькин нос,
Встал пред дедушкой вопрос.
Как же тёлку справить тут,
Коль гроши тебе дают?!
Мужичок стоять не стал,
В поводок корову взял,
За собой её волок,
Был с коровой он жесток.
Вслед смотрел печально дед,
Пред собой он видит свет:
«Как  же в этот торг я влез,
Где же мой здесь интерес?!
Вышел, чую, пересол,
Ловко он меня провёл»!
Дед вдогонку за плутом,
Был в душе его надлом.
К мяснику явился плут,
Торговался пять минут,
На мясцо корову сдал,
Смех он громкий рассыпал.
Осенило деда вмиг,
Он головушкой поник:
«Ох, какой же я простак,
Надоть, вляпаться мне так!
Человек один и тот,
Хитрый, чую, обормот!
Что ж, и я не промах дед,
Скоро будешь ты раздет!
Твой кошель стрясу до дна,
Ты лишишься разом сна»!
Дед взял мысли на буксир,
Скоро прибыл он в трактир,
На трактирщика взглянул,
В интерес его тянул:
— Я приду сюда с дружком,
С ним мы выпьем и споём,
Станем только уходить,
Будет надобно платить.
Я тут шляпу на кулак,
Поверчу ей, так и сяк
И скажу: — Вот здесь расчёт,
Уходи, не знай забот!
Ты ответишь мне одно:
— Счёт оплачен уж давно!
Был трактирщик парень свой,
Сам шутник, ещё какой!
Заплатил по счёту дед,
На базаре он в обед,
И плутишка бродит здесь,
Он в любимых мыслях весь!
Дед к плутишке поспешил,
Дед улыбкой той светил:
— Благодарен я, дружок,
Ты помочь с «козою» смог!
В благодарность, посему,
Не гулять мне одному!
Плут от счастья сам не свой:
— Вижу, дед ты боевой!
Как тебе откажешь дед,
Для тебя отказа нет!
Распахнул им дверь трактир,
Получился славный пир,
Нет отбоя в яствах тех,
Их хватает здесь на всех!
А трактирщик, через час,
Пред столом у них увяз,
Счёт-бумажку им на стол,
Речь он вежливо завёл:
— Рассчитаться вам пора,
И извольте, до двора!
Дед тут шляпу на кулак,
Вертит ею, так и сяк,
На трактирщика глядит
Он слова чудны творит:
— Здесь, хозяин, твой расчёт
И ступай, не знай забот!
И ответил он одно:
— Счёт оплачен уж давно!
Счёт-бумажку он забрал,
Денег с дедушки не взял,
Перед ним пошёл в поклон
И ушёл, в поклоне он.
Гладил шляпу долго дед,
Нёс в глазах он яркий свет,
Стал вдруг шляпу целовать,
Действом сим, плута смущать.
Плут на дедушку смотрел,
От догадок тех потел:
«Ни гроша он не платил,
Шляпой этой лишь крутил,
До небес задрал он нос,
Бред какой-то чудный нёс.
Целовал её, чудак,
Почему он делал так?!
И трактирщик был чудной,
Перед ним стоял дугой,
Точно, дело в шляпе здесь,
Шляпа, чудо из чудес,
Нужно мне её добыть,
Шляпы деду не носить»!
Из трактира вышел дед,
А за ним плутишка вслед.
Деда плут остановил,
В речи он напор явил:
— Ты мне шляпу, дед, продай,
За неё мне цену дай!
Дед приятно удивлён,
Дал ответ мгновенно он:
— Понял, значит, что к чему,
Быть, дружок, тогда тому!
Извини, но погрешу,
За неё деньжат спрошу,
И не малых тех деньжат,
Шляпа, знаешь, просто клад!
Плут душой возликовал,
Радость он уж не скрывал:
— Деньги вот, возьми, старик,
Познавай ты счастья миг!
Новый дом себе поставь
И на них корову справь!
Поживай, как человек,
Доживай в достатке век!
Денег плут не пожалел,
Шляпой тут же завладел.
Поспешил старик домой,
Ног не чует под собой,
В кошельке приятный звон,
Тёлку справит скоро он!
А плутишка, шмыг в трактир,
Закатил богатый пир.
Угощал он всех подряд,
Словом сыпал, невпопад!
Только вечер на порог,
Плут на землю носом лёг,
Взгляд его огнём горит,
Речь он гневную творит:
— Ох, какой же хитрый дед,
Уж не жить тебе без бед!
Курс плутишка верный взял,
Он в пути огни метал!
К деду он ворвался в дом,
Гнев принёс во взгляде том.
Дед в кровати весь больной,
Он в болезни сам не свой!
Тучей плут висит над ним,
Взглядом жжёт его своим:
— Ловок ты на дело, жук,
Не впервой марать мне рук!
Дед плутишке говорит:
— Злой  народ у нас не спит!
Я ограблен им под свист,
Он, народ, скажу садист.
Вот лежу в болезни здесь,
Мне на стульчик и не сесть.
Плут словам его не внял,
На дворе он палку взял,
Подошёл к кровати вновь,
В нём кипит от гнева кровь:
— Ничего не объясняй,
На себя, старик, пеняй!
Деда палкой плут огрел,
Дед от боли закряхтел,
Вдруг с кровати он вскочил,
На лице покой явил:
— Ой, спасибо тебе, друг,
Излечил ты мой недуг!
Палка эта непроста,
Тайна в палке есть одна!
Колдовство сокрыто в ней,
Врачевать так можно ей!
Убедился сам ты здесь,
Что в ней сила эта есть!
Плут от слов оторопел,
Деду верить не хотел,
В голове мыслишка-вошь,
Ощущал он в теле дрожь:
«Вот к богатству верный путь,
Мне с него уж не свернуть!
Врачеванием займусь,
Жить по-царски научусь,
Нужно палку мне купить,
Шанс такой, не упустить»!
Плут унылый сделал вид,
Нет на дедушку обид:
— Ты, дедуля, не серчай,
Палку эту мне продай!
Разойдёмся в дружбе той,
Что нам этот мордобой!
Деду спорить не резон,
Глазки хитро щурит он:
— Забирай её, мой друг,
Коль излечен мой недуг!
Плут в карманах перебрал,
Деду деньги он отдал,
Стал в сомнении потеть,
Стал на дедушку глядеть.
Дед от счастья разомлел,
Он плута словечком грел:
— Коль уж веры деду нет,
От меня прими совет!
Пёс у будки, словно тень,
Он в болезни пятый день.
Подойди, ударь его,
Тут делишек-то, всего,
Если пёс хвостом вильнёт,
Значит, мой язык не врёт!
Плут к собачке подбежал,
Пёс спокойно возлежал,
С ходу палку поднял плут,
С той собачкой был он лют.
Пёс вскочил и озверел,
Плут мгновенно обомлел!
Пёс горой стоял пред ним,
Пёс-медведь несокрушим!
Стал он землю лапой рыть,
Стал клыки свои точить,
И мгновенно понял плут,
Перед дедушкой он шут!
С места плут рванул в побег,
Не считал в пути он рек,
Ни тропинок, ни кустов,
И не лил напрасных слов.
Дед глядел плутишке вслед,
Бегом был его согрет.
День базарный наступил,
На базаре дед уж был,
Тёлку выбрал тут же он,
Тёлкой новой дед пленён.
Плут с базара смылся вмиг,
Посмеялся всласть старик!
До сих пор живёт наш дед,
В новом домике, без бед,
До сих пор живёт и пёс,
Он на двор не кажет нос.
В доме пахнет молочком,
Хлебом свежим пахнет в нём.
Праздник в доме каждый день,
Приходите, коль не лень.

Конец

Автор: Виктор Шамонин-Версенев

Женщине...



О, женщина, твоя имя — Гармония,
О, женщина, твоя имя — Симфония,
Это — Моцарт, Вивальди и Бах,
Тихий вздох на печальных устах.

О, женщина, ты — сияние Вечности,
О, женщина, ты — преграда Беспечности,
Ты — душа, ты любовь беспредельная,
Очень нежная песнь колыбельная.

О, женщина, ты — слезинка хрустальная,
О, женщина, ты — песчинка астральная.
Ты — младенца невинного плач, 
Ты — жестокости, скверны палач.

О, женщина, ты — величие разума,
О, женщина — обличитель маразма,
Ты прощаешь безликой бездарности,
Ты не ждешь от судьбы благодарности.

О, женщина, ты минута отчаянья,
О, женщина, ты надежды и чаянья.
Ты работой простой замордована,
Но мелодией звезд очарована.

Ты людской пустотой замурована,
Но Ты, милая, Богом дарована...
Ты — Безумная ниточка грез,
     Белизна грациозных берез,

Я люблю тебя, милая, славная,
Озорная, шальная, забавная.

Я люблю тебя обнимающую,
Нежно так колыбель качающую,
Я люблю тебя — все понимающую…

Пахнет в лесу грибами и прелью...

Пахнет в лесу грибами и прелью,
Птицы поют и сорока трещит,
Там, под зелёной раскидистой  елью,
Юный родник без умолку звенит.

Ветер кудрявый  забылся на кроне,
Дремлет сова на потёртом суку.
Там, в небесах на златом небосклоне,
Радуга гнётся пред речкой в дугу.

Веет прохладой и запахом детства,
Лучики солнца на росной траве.
Там, у реки наши дни малолетства,
Песни косцов  на  цветастой заре.

Голос трёхрядки и крик журавлиный,
Дом у дороги и полюшко ржи.
Там, где я слушал рассвет соловьиный,
Ждёт меня клён у забытой межи.

Автор: Виктор Шамонин-Версенев

Плачут ивы над прудом...

Плачут ивы над прудом,
О судьбе тоскуя,
Ветер в стрехе над окном,
Тишь жуёт, смакуя.
Песнь выводит соловей,
Замолчать не смея,
Чувство родины своей,
Сердцем всем лелея.
Филин ухает в бору,
Небо созерцая,
Месяц резвый льёт искру,
Звёзды зажигая.
Ночь стыдливо теребит
Колки сентября.
Ангел-стражник протрубит,
О начале дня.

Автор: Виктор Шамонин-Версенев

Рано утром встанет зорька...

Рано утром встанет зорька,
Краски бросит на луга,
Разольётся по пригоркам,
Заискрятся облака,
Расцветит лесные  дали,
Перекаты  и ручьи,
Погуляет в  краснотале,
В серебре речной струи.
Заиграют цветом росы
У заветного ручья,
Разольются по откосам,
Трели чудо-соловья,
По траве и рощам  нега,
Благолепие  и цвет,
Зорька с радостью у брега,
Встретит заспанный рассвет.

Автор: Виктор Шамонин-Версенев

Раздать себя всем

Я умираю от помощи людям,
Раздавая себя, попросту всем,
Внутри у меня накопилось боли,
Которая клонит меня прямо к земле.

Но люди страдают все больше и больше,
И я отсюда никуда не уйду, 
Я обещал, что всем помогу,
В итоге, лучше я один уйду,
Чем сотни людей уйдут наяву.

Но тьма меня поглощает всего,
Но я не сдаюсь, борюсь за свое,
За жизни людей, которых я верен,
За жизни добра, не неся потери.

Но я иссякаю и погасаю,
С улыбкой на своем лице,
Ведь я вас просто всех спасаю,
Тем самым, делая легче себе.

Пробуждение

Ты улыбнулась после пробужденья.
 
Твой сон был сладок и силён.
И потянулась лишь от наслаждения,
Дневному свету, шля поклон.
Твоё нагое тело извиваясь,
При взоре заставляет трепетать,
И только нежно губ твоих касаясь,
Любовь и ласку хочется им дать.
Твоё сознание полно эмоций,
И радость жизни через край бежит,
И от таких неведомых пропорций
В отключке разум наш лежит.
Приятно так вот пробуждаться,
Нам кажется, что это тот же сон,
И хочется от этого смеяться,
Лишь только б явью стал бы он.

о любимом городе

О любимом городе.

Город древний, над неспешной Вихрою,
У подножия Замковой и Девичьей гор.
Ты славен князьями и рыцарей храбрых боями,
И живою водою, что в криницах твоих с давних пор.
Много славных имён подарил ты потомкам:
Музыканты, поэты, художники вдохновлялись тобой.
Ты в стихах и картинах, и в мелодиях звонких,
Что оркестр сыграет на площади летней порой.
Книга памяти,
Памяти горькой, военной
Сохранила героев Мстиславской  земли имена.
Не забудем их подвиг, не допустим вовеки,
Чтоб по краю родному вновь гремела война…
Каюсь — много раз от тебя уезжала,
Своё счастье искала в далёких краях.
Только как же в разлуке скучала
Я по  клёнам твоим, что листвою 
По осени в вальсе кружатся в наших школьных дворах.
По берёзовой роще скучала, и речке, и паркам,
Пусть есть парки просторней, и реки совсем как моря ,
Но нигде так прохладно, даже в день самый жаркий,
Вам не будет, поверьте, как под старыми липами 
Родного Мстиславля, друзья.
А ещё я по вам, мстиславчане, скучала,
И по тем с кем дружила, и по тем, кто совсем не знаком.
А ещё в этом городе жила моя мама,
Как же часто в разлуке снился мамочкин дом…  
Год от года, город мой, ты становишься краше,
Новостройками гордо красуясь, ты стоишь у развилки дорог.
И пускай убегают дороги всё дальше и дальше,
Приведут они снова всех нас на родной твой порог.

Душевнопатриотическая

Держи, страна, мою ладонь
Ее протягиваю смело.
Но не буди во мне огонь,
Не зли, не мсти мне неумело!
Ведь лишь тебе, моя страна,
Любовь дарю свою всецело.
Твоя защита не слаба,
Не буду я смотреть налево.
Но ты пойми мою судьбу,
Ведь я волнуюсь за свободу.
И не во сне а на яву
Я буду бить зажравшуюся морду!
Я буду против тех людей,
Кто с власти гладкой это имеют.
Они ведь так похожи на свиней,
Что от безделия толстеют.
Я против тех, кто жгут мосты,
Для тех, кто просто хочет жить.
И методы мои просты:
Хорош кормить, кончай давать им пить!
Давайте ж вместе, мой народ,
Поднимем головы мы в небо!
Пойдём мы строем, все вперёд!
Ведь с нами бог… с нами Победа!

Обратная связь - stihiby@yandex.ru