Я помню все

 
Я помню все и даже больше.
Зачем нужна такая память?
Чтоб изнутри съедать нарочно,
Границ совсем не замечая.
Я помню слезы век опухших,
Стенанья голоса чужого.
Я помню, как ломало душу,
Во мраке холода ночного.
Я помню все и даже больше,
Как я любила и томилась,
И все ждала как можно дольше
Того, что так и не случилось.
Я помню горечь пораженья,
Обиды боль и плеч усталость,
Желанных рук одно сближенье –
Все в памяти моей осталось.
Как злые языки шипели,
Тоска меня убить пыталась,
Как одиночество у двери
Меня ехидно дожидалось.
Я помню, как часы летели,
Весна согреть меня старалась,
А я к своей стремилась цели,
Всегда собою оставалась.
Я помню свет закатов летних
И лик луны в ночи бессонной.
Я помню шепот дней последних
Моей любви такой бездонной.
Я помню все и даже больше.
Как падала и ошибалась.
Хотя теперь плохое в прошлом,
И я забыть его пытаюсь.
 

Даманский. 50 лет...

Насчёт Даманского сегодня тишина,
Молчат погибших монументы и могилы,
Спит одурманенная сказками Страна,
Или забыла, что и как тогда Там было?
 
“Проснтесь граждане!” Погибших голоса
Через полвека к нам настойчиво взывают.
Кто закрывает на Историю глаза,
На грабли снова, и больнее, наступает…
 

Ретроспективное

Память огромным пазлом стала и раз за разом рвется наружу: фразы — в скомканное письмо — лист обжигают:
" Здравствуй! Как ты там, свет мой ясный? Здесь без тебя ненастно: морось, туман и смог… небо права качает, сплетнями кормит чаек".
...«Я по тебе скучаю» — кодово, между строк.
«Помнишь, рассвета знамя, как мы делились снами… Знаешь, сейчас весна и разум не слишком строг. Хочется непременно нежность пустить по венам, чтобы самозабвенно, чисто и горячо, на острие, на сгибе… Чтобы на мир — другими…
Вычти мне эту гибель.
И не бери в расчет».

С тобой

Пасётся поле без уздечки,
Вдоль понабережья реки.
Беспечный день лежит на печке
И загарает у луки.
Родник с криницей в искрах солнца,
Сливаясь вместе и светясь,
Снимают капельные кольца,
Ещё не зная пальцев связь.
Дождю ослепшему не ясно,
Зачем внезапная гроза.
И не грозили узы свясла
Незацелованным глазам...
Не всё, чем памяти обязан,
В кольце небесном — без следа.
Над сенью сгорбленного вяза
Мерцает вечером звезда.

Березина


Березина несёт молчанье.
И Свислочь с ней.
Не говорим
Ни полочане, ни минчане,
Что Минск во всём неповторим.


Молчанье с памятью союза,
С надеждами на полмечты...
Теченью слов не надо шлюзов,
Реке — безмерной широты.


 В груди
 Предел свободы сердцу.
 А целятся в него извне...
 Но не собрать единоверцев,
 Как было, на Березине.


 А день и честь, и совесть сузил.
 В уме — французская зима.
 Березина… Славянский узел
 Не развязать — сойти с ума.

Обратная связь - stihiby@yandex.ru