Вечер тёмный и хмельной...

Вечер тёмный и хмельной,
Тянет с поля мятой,
Месяц вышел молодой,
Смотрит хитровато.
Расстилается туман,
В сон уходят травы,
У серебряных полян,
Вязнут в снах дубравы.
В сладко-нежной дрёме лес,
Веет тихой грустью.
Даль-пространство до небес
Пахнет доброй Русью.

Автор: Виктор Шамонин-Версенев 

В серебре уснувший бор...

В серебре уснувший бор,
Разметала косы вьюга,
Взгляд бросает на простор,
Кротко слушает пичугу;
Нет забот ей и печали,
Свет исходит от небес,
Укрывает ночка дали,
Укрывает в спешке лес.
Вьюга встанет спозаранку,
Недовольной и смурной,
Станет снежить под тальянку,
Вить узоры день-деньской.

Автор: Виктор Шамонин-Версенев 

Мой друг, мне очень не хватает суши...

1.
Я беларус. Живу в деревне в хате.
И бусел гнездо сделал на столбе.
В подвале – бульба, кошка – на кровати,
Но что-то мне совсем не по себе.

Мне кажется чего-то не хватает,
Когда опять включаю анимэ.
Японские слова в мой мозг влетают,
И я опять, опять пишу тебе.

Припев:
Мой друг, мне очень не хватает суши.
Я снова одеваю кимоно.
И говорит мне местный ямабуши:
«Культура наша умерла давно!»

А я в ответ: «Она ещё живая!
Из рамена я сделаю лапшу.
Я по-японски лишь два слова знаю,
И я на кадзи больше не пишу».

2.
По вечерам тоскливо и прохладно.
Собака лает на пустом дворе.
Вытопив грубку, говорю я: «Ладно,
Пора опять прийти, прийти к тебе!»

И вот опять я в офуро в Киото
В бадье сакэ плывёт к моей руке.
Японская жена промолвив что-то,
Юкату сбросив, подойдёт ко мне.

Припев:
Мой друг, мне очень не хватает суши.
Я снова одеваю кимоно.
В саду я с лупой изучаю муши,
И синто дух живёт во мне давно.

И каждый день я с боккеном сражаюсь.
Я стал уже почти, как самурай.
Я утром силой ки подзаряжаюсь,
Забравшись на заброшенный сарай.

3.
Ну а зимой всегда ужасный холод.
Ну русской печке аниме смотрю.
Я утоляю свой культурный голод
Люблю Японию и Беларусь люблю.

И вот опять в особняке в Киото
За окнами сияет фейерверк.
Мацури люди празднуют охотно,
А я опять свою жену поверг.

Припев:
Мой друг, мне очень не хватает суши.
Я снова одеваю кимоно.
И говорит мне местный ямабуши:
«Наша страна – Япония давно».

Вокруг меня одни лишь самураи.
И гейша с веером идёт доить коров.
Вокруг меня лишь хаты и сараи.
Японских я не знаю больше слов…

Уходит любовь

Уходит любовь
Бой ресниц и тяжкий вздох,
И с войны на кровать – плёх!
Боль от удара и старых оков,
Все же обидно – уходит любовь.

На губах – от поцелуя след,
И стащив от меня плед,
Укрывайся снежной зарей,
А я – вслед за мечтой.

Печаль в глазах, туман во взгляде,
Боль моя – моя отрада.
Всю ночь скрывает синяки душа.
Все же обидно – ухожу я.

Полный рот заплывших слов,
Губы все покусаны в кровь.
И там, где найдешь ты рассвет,
Я не прощу твой ответ.

Капли, слезы и потные руки,
И после удара – счастливые муки,
Как после падения с высоты,
Все же обидно – уходишь ты.

Письмо.

Неся тяжесть в душе целыми днями,
Я привык терпеть обиды других.
То, что происходит между нами,
Не сможет рассказать какой-либо стих.
Я вроде близко к тебе, но всё равно один.
Не бросая фраз, лишь смотрю в тишине,
Понимая, что тобой я не буду мним.
Поэтому не посылая, пишу письма тебе.
Я ничего не прошу, лишь счастья тебе желаю.
Ведь это главная догма любви!
Пускай все чувства я и презираю,
Но нравится, когда ты приходишь в мое сны.
Пускай мечтать не модно, но это по мне.
Я всегда в памяти буду хранить твой образ.
Лишь твоя улыбка будет в моей темноте.
В ненависти ко всему снова сорву голос.
В сердце постоянно будет щемить боль.
Я к этому привык, это не тревожит.
Меня больше беспокоит роль
В твоей жизни, которую судьба готовит.
Ты без сомнений, безумна красива,
Но, влюблён я в душу твою!
Твоя улыбка всегда будет правдива,
За это, хотя бы, тебя я сильно люблю!
Чтобы всё написать, не хватит чернил, слов, бумаги.
А как же хочется ещё больше сказать.
И с ручкой мы без спору трудяги,
Но, всё равно я буду смотреть и молчать.
Я не представляю будущего. Не хочу.
Хоть я не расстаюсь с заветной мечтой.
И даже здесь тебе я вряд ли скажу,
Почему постоянно я выгляжу злой?
Я один — бродяжий волк в этой жизни.
И скорее всего так будет до конца дней.
И меня не волнуют лживые мысли,
И, честно говоря, я не люблю соплей.
Ты для меня путеводная звезда
Изо дня в день. Хочу идти за тобой,
Что бы не готовила мне судьба моя.
Я постараюсь быть близко, любой ценой.
Ты так и будешь непостижимой мечтой.
Я не знаю, что ещё тебе сказать.
Ведь всё, что нужно, ты знаешь сама.
Я просто захотел тебе это написать.
Хотя, чтобы сказать «люблю» не нужны слова.
Я прошу тебя, лишь с улыбкой это письмо читать.
И не стоит волноваться за мои чувства.
И ничего не нужно мне объяснять.
Просто не забывай моё к тебе чувство.

Пожар

Не ищу истину в вине,
Не упиваюсь жадно алкоголем,
И если что, причина вся во мне,
Я остаюсь всегда собою.

Кому не нравится что я такой,
Идите лесом, мимо,
И если грусть внезапно наподет,
Весь день я проведу в квартире.

Как важно жить мне в мире
Свою любимую беречь,
Чтоб от касаний ее нежных,
Вновь отнимало мою речь.

Чтоб с переглядки оба понимали,
По зеркалу души — глазам,
И если вдруг я загорюсь
То не туши меня, я сам.

Выпей меня без остатка

Ну же, выпей меня без остатка!
Пропусти вкуса нотки по венам.
И тогда ты узнаешь: как сладко
поддаваться порывам несмелым.
Лишь испив окунешься ты в ласку,
нежность моря, бегущих течений.
Эта прелесть не стоит огласки-
пронеси ее в сердце сквозь время.
Нет, не прячь эту слабость украдкой,
ты глаза зажигай ею смело!
Ну же, выпей меня без остатка,
сделай то, что давно я хотела.

Идет бой...

Идет бой, только вот я уже проиграл.
И сраженный врагом на траву я упал.
А вокруг все кипит, все в дыханье огня.
Дух великий заснул в ожидании дня.
Сны мечей, сны оружия, прошлого сны
Видят духи в ночи в ожиданьи весны.
Я ни жив, и ни мертв, кровь нигде не идет
Я лежу и молчу, и кого-то мир ждет.
И победа идет у друзей за спиной.
Жаль не с ними уж я, и они не со мной.
Я не жив, я не жив и еще не убит.
-«Ты воскреснешь потом!» — Мне Господь говорит. –
«И как кончиться бой, вновь отпусти земля
И поднимешь ты свой флаг победой горя!»
Только бой все идет, идет рядом со мной
И врагов сбился счет, но не дремлет герой.
Он разит. Он разбит. Утопает в крови.
Он, казалось, убит, но кричит мне: «Живи!»
Он стоит, как гора и вздымается меч
Что бы вновь поразить, недругов всех стереть.
Ну а я все лежу. Я не сплю, я не сплю.
Я подняться спешу, но слышу землю:
-«Подожди, подожди, ты упал на меня.
И теперь ты лежи, до скончания дня.
Когда рог возвестит о победе твоей,
Ты поднимешься вновь и поздравишь друзей».
А вокруг кипит бой и в сраженье друзья
Они рвутся вперед никого не щадя.
Их мечи, их щиты утопают в крови,
Но из живы мечты и сердца для любви.
А кровавый туман застилает поля.
И я жив! И я жив! И холодна земля!
Только как же мне встать? Будто нет моих сил!
И тяжелый доспех враз к земле придавил.
И мой меч лежит рядом во вражьей крови.
И мой щит все в руке, он кричит мне: «Живи!»
Не могу взять свой меч, не достала рука.
А вокруг меня сечь, как война глубока.
И стенает огонь, и мне он говорит:
-«Ты живой! Ты живой! Ты еще не убит!
Пусть помят твой доспех и разбита броня.
Но как час твой придет, ты взлетишь на коня.
Ты поднимешься снова, как будто герой.
Ты не ранен, не мертв, ты живой! Ты живой!»
-«Где же час? И когда он настанет, ответь?
И мне кажется, что приближается смерть».
Но трепещет трава и она говорит:
«Час наступит, тогда и твой дух победит!
И друзья, распаленные битвой огнем,
Всех последних врагов одолеют мечем.
И тогда вновь отпустит земля от себя.
Встанешь словно герой, не имея вреда.
-«Но послушайте ведь, я был ранен в бою.
Я лежи на траве и не сплю. Я не сплю!
Почему не могу я подняться живым,
И помочь всем друзьям, что идут через дым?
Сквозь огонь и клинки к цели ясной своей.
Сквозь врагов, через дым в окруженьи теней».
Только шепчет Господь: «Подожди! Подожди!
Не прочна твоя бронь и дыра на груди.
Если встанешь сейчас – не помогут друзья
Они в жарком бою – отвлекаться нельзя.
Подожди еще миг, клич победный взревет.
Исцеленье от ран, он твоих принесет».
Я хочу возразить, только слышу трубу.
То герой наш трубит, завершая борьбу.
Это значит, что мы победили сейчас
И ликуют друзья в этот радостный час.
И я вижу мой конь, он по трупам идет.
И готов он забрать… И меня повезет!
И вот вроде я жив. И вот вроде я цел.
Я встаю! Я встаю! Я подняться сумел!
И кровавый туман окружает меня.
И я словно поря, вновь сажусь на коня.
Конь несется вперед, где сияет звезда.
Там захваченный форт, там собрались друзья.
И меня они ждут. Но ведь я проиграл!
В этом жарком бою, я на землю упал.
Но ответил герой, в саже весь и крови:
-«Ты упал, ты упал, и коснулся земли.
Ты как будто бы мертв, хоть и не было ран.
Дух пылающий твой полетел в вражий стан,
И сияя клинком он врагов поражал,
А поверх облаков вестник неба летал.
И в ужасном бою, дух твой спящий воскрес.
Занял место в строю, сбросил прошлого крест.
Раздели же победу ты с нами теперь –
Эта битва открыла в грядущее дверь».

2014 г. Влад Непальский

Обратная связь - stihiby@yandex.ru