За рекою долы...

За рекою долы,
На долах стога.
Стройных ив подолы,
Скрыли берега.
Русские берёзки,
Травы на покос.
Росы, словно слёзки,
Нет чуднее рос.
Солнышко — овечка,
Святость и покой.
Сосенка, как свечка,
Встала над рекой.
Ой, земля родная,
В лёгкой дрёме лес.
Ангел пролетая,
Песню льёт с небес.

Автор: Виктор Шамонин-Версенев

Без названия речка...

Без названия речка,
И не речка — ручей,
И берёзонька-свечка,
Рядышком с ней.

Два сердечка счастливых,
Вкруг цветочная даль,
Синь небес молчаливых,
Белой дымки вуаль.

Куполочек церквушки
И шалун-ветерок.
Солнце сушит веснушки,
У забытых дорог.

Автор: Виктор Шамонин-Версенев

Ваня и соловей Сказка в стихах

        

Ваня жил, забот не знал,
Он ворон тех не считал;
У Ванюши хитрый взгляд,
Ваня сам себе лишь рад,
Для себя он сам умён,
Сам в себя всегда влюблён,
Над людьми несёт он нос,
Учиняет людям спрос.
Как-то Ваня прибыл в лес,
Скучно Ване без чудес.
Соловья он изловил,
Спеть его Иван просил.
Да соловушка молчит,
Вдаль соловушка глядит.
Ваня вмиг рассвирепел,
Он на птичку зло глядел:
— Ты, дружок, не хочешь петь,
Так изволь же умереть?!
Я тебя без соли съeм,
И водой запью, затем!
Был спокоен соловей,
Не сомкнул пред ним очей:
— Разум, Ваня, не теряй,
Мне свободу, Ваня, дай,
А взамен любых наград,
Будь принять советы рад!
Говорит ему Иван:
— Ты ещё и интриган!
У меня полно ума,
Не сгодится мне сума!
Ладно уж, давай учи,
Говори их, не молчи!
Соловей даёт ответ:
— Первый мой прими совет!
Потеряешь, Ваня, честь,
Коль негожу пищу есть!
Смех Ивану не сдержать,
Вдруг он начал хохотать:
— Твой совет, дружок, смешон,
Рассмешит любого он!
Соловей в набат не бил,
Он второй совет гласил:
— Коль потеря впереди,
Не сворачивай с пути;
Значит, так тому и быть,
И о том не смей грустить!
Рассмеялся Ваня вновь,
В нём кипит младая кровь:
— Ты, соловушка, мудрец,
Слов не прячешь, молодец!
Соловeй челом не бьёт,
Третий он совет даёт:
— Неразумным, Вань, речам,
Ты не верь ни тут, ни там,
А иначе пропадёшь,
Нервы все ты изведёшь!
Смех Ванюша не гасил,
Соловья он отпустил:
— Что ж, соловушка, лети,
Мне советы не плети!
Сам с собой я разберусь,
Без советов  обойдусь!
Соловей на ветку, скок:
— Проиграл ты, дурачок!
Во мне камень-изумруд,
Маху дал ты, Ваня, тут!
Потерял богатство вмиг,
Головой, смотрю, поник!
Побледнел Ванюша вдруг,
Он понёс в глазах испуг:
— Ах, проказник-соловей,
Ну-к, лети ко мне скорей!
Соловей в полёт спешит,
Он Ивану говорит:
— Ты, Ванюша, видно, глуп,
Не сварить с тобою суп!
То, чего вернуть нельзя,
Пожалел о том ты зря,
Изумруд во мне, ну, чушь,
Мал я слишком уж, Ванюш!
С головой попал ты в срам,
Коль не внял моим речам!
Соловей пошёл в полёт,
Круг прощальный Ване шлёт.
Долго брёл Иван домой,
Разговоры вёл с собой,
Травы буйные он мял,
Носом землю подпирал.   

Конец 

Автор: Виктор Шамонин-Версенев 

Русь моя в лугах застыла...

Русь моя в лугах застыла,
В тишине родных берёз;
На заре ты, Русь, красива,
Из цветов и дивных рос,
И, отвесив спозаранку,
Красной зорюшке поклон,
Душу вынув наизнанку,
Я спешу из дома вон!
Почему душа ликует?
Почему так хочет петь?
Почему она воркует
И не может заскрипеть?
Так встречай меня, раздолье,
Я расхристанный стою.
Русь встречает хлебом-солью,
Душу грешную мою.

Автор: Виктор Шамонин-Версенев

Лягушонок и журавль Сказка в стихах

Спит болотная страна,
Над болотом тишина;
Спят комарики, жучки,
Спят лягушки, паучки,
Спят ондатра и кулик,
Спят утята и тростник,
И журавлик чутко спит,
На одной ноге стоит,
В голове мыслишек нет,
На душе покой и свет.
Лягушонку не заснуть,
Он постичь не может суть;
Держит взгляд на птице он,
Лягушонок удивлён:
— Ох, и птица, высока,
Подпирает облака;
Не видал таких ни раз,
Просто радуется глаз!
Скоро он не утерпел,
Журавля плечом задел:
— Болен ты, видать, дружок,
Где ж поранить ногу смог?!
Глаз журавль не открывал,
Лягушонку он сказал:
— Я не ранен и не бит
И нога та не болит!
Лягушонок тянет рот,
Язычок он словом трёт:
— Как тебя зовут, скажи,
Мне, прошу, не откажи!
И журавль даёт ответ,
Злости в нём ни капли нет:
— С детства кличут журавлём,
Кличут ночь, кличут днём!
Уходи ты, будь так добр,
Мчись отсель во весь опор!
Дай чуток ещё вздремнуть,
Иль тебя мне нужно пнуть?!
Лягушонок заводной:
— Поиграй, журавль, со мной!
Мне же скучно, посмотри,
Мне от скуки хоть умри!
Приоткрыл журавлик глаз:
— Сыт я играми сейчас!
Уходи, вздремну чуток,
Надоел твой голосок!
Лягушонка не унять,
Слово дай ему сказать:
— Детство ты не забывай,
Мы попрыгаем давай!
Да журавлик говорит,
Голосок его сердит:
— Я уж прыгал до икот,
Дай вздремнуть же, обормот!
Лягушонок поднял крик,
Кажет он весёлый лик:
— В догонялки, что слабо,
Иль боишься ты чего?!
Приоткрыл журавль глаза,
В тех глазах его гроза:
— В догонялки я играл,
Ни секунды не стоял!
Лягушонок рот раскрыл,
Он глазёнками искрил:
— И кого ж догнал ты, друг,
Никого ведь нет вокруг?!
Говорит журавль ему:
— Глуп ещё ты, по всему!
Догонял, как ты, таких,
Говорливых и чумных!
Открывать устал я рот,
Уж болит от их живот!
Так что завтра приходи,
Ждёт игра нас впереди!
Тут журавлик в дрёму впал,
Лягушонок не стоял,
В воду тотчас он нырнул,
Скоро спал и в ус не дул.
Утром ранним и с дождём,
Он предстал пред журавлём.

Конец

Автор: Виктор Шамонин-Версенев 

Вечер тёмный и хмельной...

Вечер тёмный и хмельной,
Тянет с поля мятой,
Месяц вышел молодой,
Смотрит хитровато.
Расстилается туман,
В сон уходят травы,
У серебряных полян,
Вязнут в снах дубравы.
В сладко-нежной дрёме лес,
Веет тихой грустью.
Даль-пространство до небес
Пахнет доброй Русью.

Автор: Виктор Шамонин-Версенев 

В серебре уснувший бор...

В серебре уснувший бор,
Разметала косы вьюга,
Взгляд бросает на простор,
Кротко слушает пичугу;
Нет забот ей и печали,
Свет исходит от небес,
Укрывает ночка дали,
Укрывает в спешке лес.
Вьюга встанет спозаранку,
Недовольной и смурной,
Станет снежить под тальянку,
Вить узоры день-деньской.

Автор: Виктор Шамонин-Версенев 

Поле-полюшко в цветах...

Поле-полюшко в цветах,
Небо — синь бездонная.
Русь вздремнула на стогах,
Богом бережёная.
Льёт от края и до края
Радость и печаль;
Над цветами, ангел тая,
Обряжает их в сусаль.
Запах мяты и полыни,
Одинокий клён,
И качает нити сини,
Колокольный звон.

Автор: Виктор Шамонин-Версенев

Как звери зимовье строили Сказка в стихах

Бык шёл лесом, напролом,
Место он искал под дом;
Ведь зима не за горой,
Тёплый угол нужен свой.
Тут, пред ельником густым,
Встал барашек перед ним:
— Ты куда, дружище, прёшь,
Ног совсем не бережёшь?!
Отвечал степенно бык,
Он к вопросам уж привык:
— Скоро, видишь ли, зима
К нам пожалует сама.
Я хочу построить дом,
Наслаждаться тёплым сном;
Только стройку, чтоб начать,
Нужно место отыскать,
И на нём уж, без зевот,
В месяц дом поставить тот.
У барана интерес,
Он за словом не полез:
— Ты меня с собой возьми,
Лягу я в труде костьми;
Сделать многое смогу,
В деле нужном помогу!
Взял барана бык с собой,
Нужен друг ему такой.
Вот вдвоём они идут,
Им свинья навстречу тут.
Задаёт вопрос она,
Любопытством тем полна:
— Вы позволите спросить
И куда ж вам так спешить?
Отвечал степенно бык,
Он к вопросам уж привык:
— Скоро, видишь ли, зима,
К нам пожалует сама.
Я хочу построить дом,
Наслаждаться тёплым сном;
Только стройку, чтоб начать,
Нужно место отыскать,
И на нём уж, без зевот,
В месяц дом поставить тот,
А баран поможет мне,
Он хорош в любом труде.
Говорит быку свинья:
— Помогу тебе и я!
Поработать мне не в срам,
Силу стройке всю отдам!
Бык забрал свинью с собой,
Нужен друг ему такой.
Вот втроём они идут,
На простор словечки льют.
Вдруг навстречу им петух,
В нём кипит бойцовский дух:
— И куда все держат путь,
Может, скажет, кто-нибудь?
Отвечал степенно бык,
Он к вопросам уж привык:
— Скоро, видишь ли, зима,
К нам пожалует сама.
Я хочу построить дом,
Наслаждаться тёплым сном;
Только стройку, чтоб начать,
Нужно место отыскать,
И на нём уж, без зевот,
В месяц дом поставить тот!
В помощь мне идут друзья;
И барашек, и свинья.
Мастерством они сильны,
Потому, все там нужны! 
Отвечал быку петух:
— У меня на дело нюх!
Мастер я ведь хоть куда,
Не уйдёт из лап вода!
Да и сил не занимать,
Только вам, друзья, решать!
Бык забрал его с собой,
Нужен друг ему такой.
Только двинулись вперёд,
Прерван был их спешный ход.
Звери вдруг притихли все,
Гусь в кустах во всей красе.
Страхом он друзей покрыл,
В каждом слове страх цедил:
— Напугали, черти, как
И куда же мчаться так?!
Отвечал степенно бык,
Он к вопросам уж привык:
— Скоро, видишь ли, зима,
К нам пожалует сама.
Я хочу построить дом,
Наслаждаться тёплым сном;
Только стройку, чтоб начать,
Нужно место отыскать
И на нём уж, без зевот,
В месяц дом поставить тот,
А баран, свинья, петух,
Там ловить не будут мух;
В помощь мне они идут,
К делу знания несут.
Гусь ответ им тут же дал,
Радость в сердце не скрывал:
— Слов мне в деле не толочь,
Я смогу вам всем помочь!
Труд любой мне по плечу,
Кой-кого и поучу!
Бык гуся забрал с собой,
Нужен друг ему такой.
И пошли друзья вперёд,
Но недолог был их ход.
Вот и место на подбор,
Рядом просто чудный бор,
И полянка с речкой есть,
Как не радоваться здесь?!
А за радостью, чуть свет,
Был меж ними уж совет;
Как они построят дом,
Заживут все вместе в нём!
Да на завтра, в хмурый день,
Снизошла на них вдруг лень,
Стала им слова шептать,
Меж собой в раздор толкать.
Бык словам её не внял,
Лень он с детства презирал.
Говорил баран быку,
Лёжа нагло на боку:
— Буду, знаешь, славно жить
И о доме не тужить!
Шуба, бык, на мне толста,
Что мне эти холода?!
Так что строй ты домик сам,
Время отдыху отдам!
Благородный бык такой:
— Отдыхай, да Бог с тобой!
Тут свинья с ним улеглась,
На весь лес бубнить взялась:
— Строить домик не резон,
Не страшит зимы сезон!
Глубже в землю заберусь,
От морозов схоронюсь;
Не мешай мне отдыхать,
Дай немножко помечтать!
Благородный бык такой:
— Помечтай, да Бог с тобой!
Ковырял в земле петух,
Напрягал он сильно слух,
На минуту клюв поднял
И небрежно так сказал:
— Не страшит меня снежок,
Я к барану под бочок,
И плевать на тот мороз,
Будет нынче не до слёз;
Не мешай червей искать,
Я люблю их поклевать!
Благородный бык такой:
— Клюй петух, да Бог с тобой!
Рядом гусь листочки ел,
Промолчать и он не смел:
— Зиму я переживу,
Спрячусь тут же под листву!
Под листвой тепло и сушь,
Для меня морозы — чушь,
А сейчас хочу я есть,
Много пищи всякой здесь!
Благородный бык такой:
— Кушай, гусь, да Бог с тобой!
Не в обиде бык на них,
В думках он уже своих;
Срочно к делу приступить,
Зиму всю в тепле прожить!
Стал он строить дом один,
Сам себе был господин;
Строит сутки, напролёт,
Стройкой сутками живёт.
Время в той работе шло,
Холодком вдруг понесло,
Погрузился в дрёму лес,
Серой стала шаль небес;
В дом вошёл трудяга-бык,
Счастлив был он в этот миг!
Скоро выпал первый снег,
Осень бросилась в побег,
И морозец тут как тут,
В ночь нашёл себе приют.
Да бычок теплом согрет,
Льёт печурка яркий свет,
Сам сидит он за столом,
Самоварчик тот при нём,
И баранки горкой здесь,
И варенья банка есть.
Вдруг раздался громкий стук,
Поспешил бычок на звук,
Двери настежь отворил,
Чуть язык не проглотил;
Перед ним баран стоит,
Речь повинную клубит:
— Зла не помни и прости,
Все к тебе ведут пути;
На дворе зимы разгар,
Сущий, право, там кошмар!
Я прошу лишь об одном,
Ты впусти погреться в дом!
Бык в отказ идти не смел,
Он барана пожалел:
— Это вижу я и сам,
Умереть тебе не дам!
В дом барана бык завёл,
Усадил его за стол,
Крепким чаем напоил,
С ним за жизнь заговорил.
Тут опять раздался стук,
Поспещил бычок на звук,
С ходу двери распахнул,
Громко с придыхом, икнул;
На пороге том свинья,
До бровей белеет вся!
Начала она рыдать,
Слёзным голосом вещать:
— Ты прости меня за грех,
О словах не помни тех!
Холода заели, страсть,
Насладилась ими всласть;
Дай согреться не гони,
Сердце доброе яви!
Пожалел свинью бычок,
Отказать он ей не мог:
— Проходи, свинья, не стой,
Хватит всем тепла, с лихвой!
Вот они уж за столом,
В разговоре, за чайком;
И варенье в ход идёт,
И баранки тают влёт.
Скоро прибыл в дом петух,
Взор его совсем потух.
Он с порога начал речь,
Сам себя стал словом сечь:
— Извини меня, мой друг,
Огради от этих мук!
Холодов мне не стерпеть,
Лучше тут же умереть!
Об одном тебя молю,
Сохрани ты жизнь мою!
И бычок не отказал,
Тихо он ему сказал:
— Проходи, петух, скорей,
Не бросаю я друзей!
Вечерком явился гусь,
Нёс в глазах он тоже грусть,
С болью начал разговор,
Все слова себе в укор:
— Ты прости меня, бычок,
Ум мой, видно, недалёк;
На дворе мороз такой,
Околеет там любой!
Дай мне косточки погреть,
Я умнее буду впредь!
Не пошёл бычок в отказ,
Говорил не на показ:
— Я обиды не держу,
В дом тебя войти прошу!
Вот и вместе все друзья,
Позабыта скука вся,
Все печали прочь ушли,
За столом сидят они;
Чай с вареньем дружно пьют,
Разговорчики ведут.
Только ночь укрыла лес,
Звери слышат жуткий треск;
Задрожал домишко вдруг,
Треск опять спешил на круг.
Звери к выходу бежать,
У двери пришлось им встать;
На боку лежит та дверь,
Бродит по полу метель,
На пороге том медведь,
Стал с порога он реветь:
— Убирайтесь все отсюда,
Живы все ещё покуда!
Стану сам я в доме жить,
В нём чаёк с вареньем пить!
Скучковались вмиг друзья,
Разбегаться им нельзя.
Был спокоен сильный бык,
Не срывался он на крик:
— ты давай здесь не кричи,
В лес ворон ступай учи;
Не уйдёшь сейчас добром,
Будешь битый поделом!
Да медведь словам не внял,
Как скала пред ним стоял.
Бык к медведю подступил,
Лбом упрямца на пол сбил.
Тотчас в бой попёр баран,
Крепок был его таран;
От удара взвыл медведь,
Потерял былую твердь,
И петух тут не сробел,
Гневом праведным вскипел,
Ухватил его за нос,
Мишка болью весь оброс.
Принялся за дело гусь,
Дёргать стал его за ус,
Тут свинья вступила в бой,
Дал медведушко отбой;
Развернулся и бежать,
Диким рёвом лес терзать.
А друзья взялись за труд,
Дверь опять нашла приют,
Вновь на месте новый стол,
Стулья встали все на пол,
На столе том — самовар
И чаёк, как Божий дар;
За чайком и разговор,
Мишке все слова в укор!
А когда настал рассвет,
Был их сон теплом согрет,
И скажу я наперёд,
Радость к ним ещё придёт.
Чудный будет у них сад,
Чуть в сторонке — водопад,
А под окнами — цветы,
Дивной просто красоты,
Но пока силён мороз,
За окном сугробы в рост,
В доме бродит тишина,
Стережёт свой дом она.
Так они и будут жить,
Дружбой свято дорожить;
В доме их открыта дверь
И тебя в нём ждут, поверь.
Путь к ним, знаю, недалёк,
Поезжай ты к ним, дружок.

Конец

Автор: Виктор Шамонин-Версенев 

Старик и плут Сказка в стихах

В некой дальней деревушке,
Жил-живал мужик в избушке.
Бедно, правда, очень жил,
Но об этом не тужил.
Он коровушку имел,
Творожок и масло ел,
Молочко пивал семь дней,
Слыл бедовым средь людей.
Да ещё прижил он пса,
Пёс ему — сродни душа;
Дремлет псина день и ночь
И ещё поспать не прочь.
Скоро пёс годков припас,
Потерял былой окрас;
До хвоста жирком оброс,
Не вставал на лапы пёс.
Мужичок стал стариком,
При житье-бытье своём,
Стала старой и корова,
Жизни всей его основа;
Молоко уж не даёт,
Деду душу в клочья рвёт
И решил он, посему,
Дело сделать по уму:
— Надоть мне её продать,
За неё деньжонок взять,
Да своих деньжат добавить
И младую тёлку справить,
И по-старому зажить,
Молочко парное пить;
Коль уж дан мыслишке свет,
Так и сделал нынче дед.
Отстранился он от дел,
Шляпу старую надел
И корову — на базар,
Показать «лицом» товар!
По базару он бродил,
Растерял торговый пыл.
Что с такой коровы взять,
Ей лишь можно сострадать?!
Только в этот самый день,
Шастал здесь и плут-кремень;
Хитроватый прятал взгляд,
Словом сыпал, невпопад.
Был он редкий лоботряс,
Весь в грехах по лоб увяз.
Плут приметил деда вмиг,
Не срывался плут на крик:
«Будет, видно, в прибыль день,
Мужичок-то, старый пень!
Коровёнка — просто смех,
В цирке быть ей для потех;
Кожа, кости, да вода,
От рогов и до хвоста,
Но хоть плохоньки товар,
Получу с неё навар»!
К деду путь он повернул,
Деда словом стеганул:
— И почём твоя «коза»,
Разрази меня гроза?!
Пропустил дедок вопрос,
Пробубнил себе под нос:
— Как его вопрос нелеп,
Он, видать, совсем ослеп!
Разговор с ним ни к чему,
Честь казать ещё ему!
Плут нисколько не грустил,
Внешность тут же он сменил,
Перед дедом нагло встал,
Деда словом огулял:
— И почёи твоя «коза»,
Забодай меня оса?!
Дед в сомнении большом,
Он пред ним застыл столбом:
«Может, я с ума схожу,
Может, впрямь, с козой брожу?!
Все считают, что с козой,
От таких чудес хоть вой»!
Дед не дал плуту ответ,
Был в бреду каком-то дед.
Вдруг пред ним уж, у ворот,
Бородач открыл свой рот:
— И почём твоя «коза»,
Прошиби меня слеза?!
Дед вконец оторопел,
Он ему поверить смел:
«Видно, правда, я болван,
Мне бы лучше на диван;
В голове сплошная тьма,
Не сойти бы мне с ума»!
Дед ему ответ творил,
Как во сне он говорил:
— Я, мил друг, тебе скажу,
За неё чуток прошу!
Забирай «козу», будь мил,
Торговаться нет уж сил!
Бородач был очень рад,
Деду сунул он деньжат;
Заплатил-то, с гулькин нос,
Встал пред дедушкой вопрос.
Как корову справить тут,
Коль гроши тебе дают?!
Бородач стоять не стал,
В поводок корову взял,
За собой её волок,
Смех он сдерживать не мог.
Дед ему во след смотрел,
На миру лицом светлел:
«Как  же в торг я этот влез,
Где же мой здесь интерес?!
Вышел, чую, пересол,
Ловко, бес, меня провёл»!
Поспешил он за плутом,
Ощущал души надлом.
К мяснику явился плут,
Торг  провёл за пять минут;
На мясцо корову сдал
И ничуть не горевал,
Грим с лица неспешно смыл,
На базар он вновь убыл.
Осенило деда вмиг,
Дед головушкой поник:
«Ох, какой же я простак,
Надоть вляпаться мне так!
Человек один и тот,
Видно, хитрый обормот!
Что ж, и я не промах дед,
Будешь ты разут-раздет!
Твой кошель стрясу до дна,
Будет, друг, тебе сума»!
Дед взял мысли на буксир,
Прямиком прибыл в трактир,
На трактирщика взглянул,
В интерес его тянул:
— Я приду сюда с дружком,
С ним мы выпьем, попоём,
Станем только уходить,
Будет надобно платить.
Шляпу я тут на кулак,
Поверчу ей так и сяк
И скажу:«Вот здесь расчёт,
Уходи, не знай забот»!
Ты ответишь мне одно:
«Счёт оплачен уж давно»!
Был трактирщик парень свой,
Сам шутник, ещё какой!
Рассчитался с ним дедок,
Под собой не чуял ног,
Прибыл скоро на базар,
Стал глядеть он на товар,
А плутишка тут как тут,
Речь его не знает пут:
— Знаю, вышел пересол,
На меня не будь ты зол!
Угости, налей сто грамм,
Быть нам в ссоре просто срам!
Тяжело дедок вздохнул,
Словом воздух разомкнул:
— Ты, конечно, друже, прав,
Не казать мне свой устав!
Плут от счастья сам не свой:
— Вижу, дед ты боевой!
И к тому же не скупец,
Погуляем, наконец!
Вот пришли они в трактир,
Закатили славный пир;
Угощают всех подряд,
Угоститься, каждый рад,
А трактирщик, уж чрез час,
Пред столом у них увяз,
Счёт-бумажку им на стол,
Речь он вежливо завёл:
— Рассчитайтесь, господа
И извольте, до двора!
Дед тут шляпу на кулак,
Вертит ею, так и сяк,
На трактирщика глядит
И слова чудны творит:
— Здесь, хозяин, твой расчёт
И ступай, не знай забот!
И ответил он одно:
— Счёт оплачен уж давно!
Счёт-бумажку он забрал,
Денег с дедушки не взял,
Перед ним пошёл в поклон
И бежал в поклоне он.
Дед снял шляпу с кулака,
Гладить стал её слегка,
А потом стал целовать,
Действом сим, плута смущать.
Плут на дедушку смотрел,
Смысл найти во всём хотел:
«Ни гроша он не платил,
Шляпой этой лишь крутил;
До небес задрал свой нос,
Бред какой-то чудный нёс.
Целовал её, чудак,
Почему он делал так?!
И трактирщик был чудной,
Перед ним стоял дугой,
Страхом был наполнен весь,
Точно, дело в шляпе здесь;
Нужно мне секрет раскрыть,
Шляпу деду не носить!
Заманю его я в сеть,
Мне деньжонок не жалеть»!
Из трактира вышел дед,
А за ним плутишка вслед.
Деда плут остановил,
В речи он напор явил:
— Ты мне шляпу, дед, продай,
За товарчик цену дай;
Станешь сладко ты живать,
Никакой нужды не знать!
Дед приятно удивлён,
Дал ответ мгновенно он:
— Понял, значит, что к чему,
Быть, дружок, тогда тому;
Извини, но погрешу,
За неё деньжат спрошу,
И не малых тех деньжат,
Шляпа, знаешь, просто клад!
Плут душой возликовал,
Радость он уж не скрывал:
— Деньги вот возьми, старик,
Познавай же счастья миг!
Новый дом себе поставь
И на них корову справь;
Поживай, как человек,
Доживай в достатке век!
Денег плут не пожалел,
Шляпой тут же завладел.
Дед, в той радости большой,
Поспешил скорей домой;
В кошельке приятный звон,
Коровёнку справит он!
А плутишка, шмыг в трактир,
Пир устроил на весь мир.
Угощал он всех подряд,
Языком молол в услад.
Только вечер на порог,
Плут на землю носом лёг,
Взгляд его огнём горит,
Речь он гневную творит:
— Ох, хитрец ты, старый дед,
Не живать тебе без бед!
Курс он верный тут же взял,
Домик деда отыскал,
Заявился с ходу в дом,
Гнев принёс во взгляде том;
На кроватке дед лежит,
Зверем раненым рычит.
Тучей плут над ним завис,
Деду взглядом горло грыз
— Ловок ты на дело, жук,
Мне марать не стыдно рук;
Ног тебе уж не трудить,
По дорогам не ходить! 
Не боится дед ничуть:
— Ты, мой друже, не причудь!
Суд свой скорый не верши,
Делом скорым не греши!
Шёл в ту пору я домой,
Да беда случись со мной;
Появился злобный люд,
Был избит я в пять минут;
Денег враз лишился всех,
Заболел с побоев тех,
И теперь лежу вот здесь,
Ни попить, и ни поесть!
Плут словам его не внял,
В доме палку он сыскал,
Подошёл к кровати вновь,
В нём кипит от злости кровь:
— Ничего не объясняй ,
На себя, старик, пеняй!
Осмеял меня при всех,
Наказать тебя не грех!
Палкой деда он огрел,
Дед от боли закряхтел,
Вдруг с кровати он вскочил,
На лице покой явил:
— Ой, спасибо тебе, друг,
Излечил ты мой недуг!
Палка эта непроста,
Тайна в палке есть одна;
Колдовство сокрыто в ней,
Врачевать так можно ей!
Убедился сам ты здесь,
Что в ней сила эта есть!
Разом плут оторопел,
От таких волшебных дел.
Ощущал он в теле дрожь,
В голове мыслишка-вошь:
«Вот к богатству верный путь,
Мне с него уж не свернуть;
Врачевательством займусь,
Жить по-царски научусь;
Нужно палку мне купить,
Шанс такой не упустить»!
Плут унылый сделал вид,
Перед дедом не шустрит:
— На меня ты не серчай,
Палку эту мне продай!
Разойдёмся в дружбе той,
Ни к чему нам мордобой!
Деду спорить не резон,
Глазки хитро щурит он:
— Коль излечен мой недуг,
Забирай её, мой друг!
Плут в карманах перебрал,
Деду деньги он отдал,
Стал в сомнении потеть,
Вновь на дедушку глядеть.
Дед от счастья разомлел,
Он плутишку словом грел:
— А коль деду веры нет,
От меня прими совет!
Пёс у будки пятый день,
В той болезни, словно тень,
Подойди, ударь его,
Тут делов-то тех всего;
Если пёс хвостом вильнёт,
Значит, мой язык не врёт!
Плут к собачке подбежал,
Пёс спокойно возлежал,
С ходу поднял палку плут,
Был с собачкой больно лют.
Пёс вскочил и озверел,
Плут мгновенно обомлел!
Ох, огромен был тот пёс,
Над плутом завис он в рост,
Стал когтями землю рыть,
На плута клыки точить,
И мгновенно понял он;
Не считать ему ворон!
С места плут набрал разбег,
Не считал в пути тех рек,
Ни тропинок, ни кустов,
И не лил напрасных слов.
Дед смотрел ему во след
И жалел плутишку дед;
Сам не знал он, почему,
Был признателен ему.
Чрез неделю на базар,
Дед пошёл смотреть товар;
Тёлку новую купить
И по старому зажить.
Плут сбежал с базара вмиг,
Посмеялся всласть старик.
Скоро тёлку он купил,
С ней до дому семенил,
А когда чуток устал,
На пеньке нашёл привал.
До сих пор живёт наш дед
В новом домике, без бед.
До сих пор живёт и пёс
И на двор не кажет нос;
В доме пахнет молочком,
Хлебом тёплым пахнет в нём.
Приезжайте к ним, друзья,
Молочка нальют в края;
Лишь бы это молочко,
Мимо рта не протекло.
Конец

Автор: Виктор Шамонин-Версенев 

Обратная связь - stihiby@yandex.ru