Как стыдливо раскрыты пионы!

Как стыдливо раскрыты пионы!
Как шелка белоснежно легки
И блистателен взлёт окрылённой,
Обнажённой девичьей  руки!

Как покорны разливы рассвета!
Как воздушные волны нежны!
Мир прекрасен! Не злись и не сетуй,
Даже если мы здесь не нужны.

С философской простотой

Уходят годы, мы стареем с ними.
Банально. Грустно так. Непоправимо.
И застывает пожелтевший снимок
С иллюзией, что ты была любима.

Но всё равно тоску пускать не стоит:
Нам далеко до вечного покоя.
Давай-ка с философской простотою
Накроем стол и подадим жаркое.

Пускай не тонко, но не пошло

Пускай не тонко, но не пошло
Соединились вновь они.
И будущее в мрачном прошлом
Зажечь готовилось огни.

Казалась лёгкою задача:
Свяжи разорванную нить –
И можно всё переиначить,
И можно всё переменить.

И боль пройдёт сама собою,
И счастье хлынет за порог…
Но в чёрном мраке за спиною
Стоял и хмурил брови Рок.

Осторожней, поэты, певцы, лицедеи!

Осторожней, поэты, певцы, лицедеи!
Не у вас одних сердце ранимое бьётся.
Ради славы слова не бросайте без цели:
Мир, объятый тревогой, от искры взорвётся.

Не позорьте народы Земли ярлыками!
Пусть добром ваше слово в сердцах отзовётся!
Во Вселенной одна только твердь под ногами
Нам для жизни дана и другой не найдётся.

Нельзя всё видеть в чёрно-сером

Нельзя всё видеть в чёрно-сером
И желчно всех ругать притом!
Нельзя грешить, прикрывшись верой, –
Бог не является щитом!
Нельзя жить   завистью  и злостью
И ненавидеть  белый свет!
Богатый, бедный – все мы гости.
Оставь потомкам добрый след!
Какая разница, какою
И где накроешься   плитой?!
В день поминания, весною,
Пусть люди вспомнят с  теплотою,
Как ты делился красотой.

Ты вошла в реку жизни, забыв берега

Ты вошла в реку жизни, забыв  берега,
В белоснежной славянской   одежде.
Закружила тебя, как невесту, река,
Опьянила туманной   надеждой.

Ты в  венке из цветов  так была  хороша,
Что соперничать солнце  не смело!
Золотилась река.   Миру  пела  душа.
Боже мой, как душа твоя пела!

Два садовника

По мотивам «Цитадели» Сент-Экзюпери

Кипела жизнь вокруг, гремели грозы,
Но это всё его не занимало.
« Я подрезал сегодня утром розы!» –
Писал он другу, и рука дрожала.

Летели годы, выл суровый ветер,
Озноб от вихрей пробегал по коже.
Не замечая это, друг ответил:
«Я подрезал сегодня розы тоже!»

Лежать, и думать, и мечтать

Лежать, и видеть в облаках
Слонов невиданных и мишек,
И нежность в строки облекать,
В душе  почувствовав излишек.

Лежать,  и думать,  и мечтать
О крыльях юного Икара,
Хотя неплохо   полетать
Весною на воздушном   шаре.

Смирив порывы   высоты,
В корзине примостившись зыбкой,
Смотреть на майские сады
И согревать людей улыбкой.

Грусть

Вы далеко, безмерно далеко.
Я вижу только синих звёзд мерцание
За пеленою редких  облаков
В бескрайности ночного  мироздания.
Над головой раскинулись Миры,
Которыми Высокий Разум движет.
И среди них одна звезда горит,
Горит и  не становится мне  ближе.

Душа

Ты всё так же, душа, молода.
И смеёшься над слабостью тела,
Что от грешной земли никогда
Улетать далеко не хотело.

Над тобою не властны века,
Тленна только твоя оболочка.
Ты стряхнёшь её пыль, лишь рука
Оборвёт стихотворную строчку.

Но пока ты со мной и во  мне,
Объясни непонятную странность:
Как ты можешь, пылая в огне,
И ножом быть для сердца, и раной?

Как ты можешь, оставив свой дом,
Ключевою умывшись водою,
Улетать куда-то потом
Обнажённою и молодою?

И вдохнутая в тело вновь
В другом времени и пространстве,
Где ты силу берёшь на любовь
После долгих скитаний и странствий?

Обратная связь - stihiby@yandex.ru