на измене

моя любовь в минусáх замерзает, твердеет и покрывается коркой. 
ты мне лично клялся… ну сколько?  раз восемь десятков, что будешь со мной?.. 
постой! какой же отстой… жить вовсе не с тем или вовсе не с той 
меня пробирает без слов фонограмма лишь беки и эхо, как будто помеха 
на радиовóлнах.. 
в эфире прямом мне сообщили, что только чили 
способен разжечь  какое-то пламя внутри, 
так что лучше бери 
к пище приправу, а не женщину в жёны 
… …  
в сердечных ритмах дорожкой магнитной: 
«у вас аномальный скачок, вот видите этот значок? 
это символ невосприятия брака, 
пульс изменился и в горле ком, 
а еще у вас расширен зрачок, 
 будто вы после драки 
машете кулаком» 
… … 
признаться боюсь, 
но на измене вовсе не пульс

я бы рассыпалась..

ну как ты там выглядишь? 
запах не вспомнить.. 
ждала, пока выведешь 
всю из себя 
я бы расплакалась 
я бы рассыпалась 
если бы только 
боялась тебя /всю себя/ 
потерять 
и лучше не знать 
какими путями 
тебя забывала 
и как удалось 
мне тебя растоптать…

на части..

в моей пропасти -
турбины_лопасти
не так заводятся,
кромсают чувства…
«любовь — искусство»?
но нет, не сходится
лишь пародия
болею вроде я
не теми искрами
болею искренне
и недвусмысленно
ты мне не письмами
прислал прощание
как обещание
ни знать, ни звать…
какое счастье!
ты так любил меня ломать…
на части…

невермайнд..


слова – дым… разговоры – шум
я тебя ни о чем не прошу
просто не хочется..
привет, одиночество!
я тебя обесточила
отключив от сети
а у тебя нашелся один
пальчиковый заряд
все говорят
это кончится плохо..
да и похуй..

последние письма..


никто ведь не любит последние письма..
а зря… они же такие искренние
они такую в тебе пробивают дыру
ты чертыхаешься и думаешь «вот-вот умру!»
но не умираешь..
 
в них каждая строчка горькой несется по венам
каждая точка отстукивает в пульсе рефреном
а тысячи клеток твоих сливаются в контур… или в пунктир
и кажется завтра ты потеряешь весь мир
но не теряешь..
 
«а ты меня вспоминаешь? скучаешь?
топишься в водке или крепко заваренном чае?
а на тусовки вместо меня кого приглашаешь?
а он тоже любит тебя или просто мешает
вспоминать обо мне, перечитывать письма и думать ночами
о нашем конечном причале или венчании?
я тебя уже не встречаю..
практически… в каждой прохожей –
твои очертания, запах и цвет твоей кожи..
и больно до дрожи
что они всего лишь похожи
хотя даже близко не схожи..
я прощаю тебя! прости меня тоже..»
 
пусто..
и на часах слишком грустно..
то ли ночь, то ли утро..
ты все перепутал как будто
это не наше время, не наши минуты
я для тебя (помнишь, ты повторял?) слишком распутная,
а ты для меня (помнишь, я не сказала ни разу?) любимый..
мне теперь просто… «ненавидеть людей с твоим именем»
 
никто ведь не любит последние письма..
и не зря… ты же сам понимаешь – они как выстрелы
в еще живое тело… в еще живую душу..
стреляешь? я от боли кричу… ты слушаешь?............

такая суббота..


суббота… такая суббота
заснеженный город, вино блан-де-блан и что-то
в моей голове слишком часто полеты
просто есть кто-то
кто страхует на поворотах
я без ума от «кого-то»
и надо ли еще чего-то?
если только… чтоб не кончалась суббота

пустое..

я в последние дни веду себя так опрометчиво
будто есть у меня дробовик и любимая женщина
что на Южном Гоа по утрам обнажает плечи
строит песочные замки и ждет меня каждый вечер
сушит табак, набивает мундштук и курит
умирает от сорокалетних, что голову дурят
залипает в заливе с самбукой и представляет меня
мои волосы, губы и руки, горячие от огня
и под ласки прибоя встречает пьянящий рассвет
и мне отправляет сто двадцать пятый по счету билет
и я улетела бы к этой женщине сладкой… но… увы, ее нет…

а я поливаю цветы строго в субботу и среду
стараюсь не думать о смерти после обеда
и иногда приглашаю соседа на кухне встречать рассветы
и вместо Гоа какой-то угрюмый город
где уже не осень, еще не зима… распорот
ночной саботаж на мягкий и жесткий
я себя приучила к разодранным спинам и фразочкам хлестким
и пью, как больная, с утра до утра карибскую водку
мне без тебя, моя сладкая, видно нечетко
с какой сигануть мне крыши, с моста какого
чтоб сразу в тебя… насовсем… навсегда… я готова!
ты знаешь, а в этой жизни нет ничего такого.. 

после удара двенадцатого..

если ты о доверии, то его не будет и через год
потому что жизнь учит просчитывать все наперед
потому что в твоей голове слишком мало забот
а в моей – революции, митинги, спазмы
а просила я многого разве?
у тебя то трава, то жена, то девочки в сауне,
то Бродский на полке, то новая плитка в ванной,
Новый год по традиции — в старом поместье Парижа
не объясняй… я не все понимаю, но я ведь все вижу…….
а я разучилась по встречке гонять и курить по субботам
и рубашки твои в шкафу висят для чего-то,
а наши фото блекнут, теряют свой цвет
то есть «твои» и «мои», ведь «нас» больше нет…
у меня все по новой: работа… работа… работа…
я больше не жду, ну сам понимаешь… есть что-то
что еще держит не зареветь, не сорваться
ты мне вот оставил план срочной эвакуации
но, черт побери, я в нем не могу разобраться…
я слишком устала сражаться…
отпусти меня… после удара двенадцатого…
обещаю не возвращаться……

в один миг..

знаешь, старик,
мы все проебем в один миг
время – такой шутник
сначала придержит за воротник
а после пéтлю на шею и «в домик»
и ты уже пишешь трехтомник
предсмертных записок на вторник
пачкая руки в чернила
только бы остановило
счастье «с нового года»
это природа, меняя погоду,
может развлечься по ходу
а ты вот зиму в сугробах
переживи-ка попробуй
без запоев недельных
выходя в понедельник
на работу, как на курорт
это похоже на спорт
это похоже на спор
с тем, что берет на слабó,
а после под дых, под ребро…
перекрывает воздух…
и ты уже пишешь прозу
и вместо кокса глюкозу
глотаешь в умеренных дозах…
замечаешь: осел и поник
и понимаешь, старик,
как все проебал в один миг…

Обратная связь - stihiby@yandex.ru