Музыка души

Я слушаю осенний дождь,
Осенний дождь в ночной тиши.
Он удивительно похож
На музыку моей души.

Забылся сном огромный дом,
Уснули в полночь этажи.
А за окном, моим окном
Всё тонет в музыке души.

Осенний дождь всю ночь идёт.
Он завершиться не спешит.
И в переливах грустных нот
Не молкнет музыка души.

Деревенька за рекою...

Деревенька за рекою,
Нет в оконцах светлячка.
Ночка тёмная к покою,
Оседлала облака.

Речка плачет в перекатах,
Песню грустную поёт,
На брегах крутых покатых,
Ветер травушку жуёт.

Спят дубравы молодые,
Одинокий мрачный бор.
Звёзды вышли золотые,
Озарили косогор.

Даль бледна и молчалива,
Запах песенных лугов.
Утро спряталось стыдливо,
У далёких островов.

Автор: Виктор Шамонн-Версенев

От Великой Победы прошло много лет

От Великой Победы прошло много лет,
И солдат-ветеранов почти уже нет.
Нет дивизий, полков, батальонов и рот,
Указавшим врагам от ворот поворот.
Но есть память, она не позволит забыть
Подвиг тех, кто сумел ту Победу добыть.

Солдаты Победы

Над полями сражений стоит тишина,
И окопы сровняла за годы земля.
Но стучится в сердца ветеранам война,
Призывая вернуться на эти поля.

Забирают солдат боевые полки,
Что на этих полях фронтовых полегли.
Их зовут берега древнерусской реки,
На сто вёрст от которой пылали огни.

Их, последних, живых, уцелевших солдат,
Устремляет в атаку безусый комбат.
И раскатом суровым несётся ура
С обагрённого кровью плацдарма Днепра.

Их, прорвавших завесу снарядов и мин,
Со слезами встречает разрушенный Минск.
И сжимается сердце при виде руин
У того, кто казался уже не раним.

Вся Европа с надеждой глядит на солдат,
В гимнастёрках со звоном победных наград.
И дымится поверженный ими Рейхстаг,
И – «Победа!!!» – звучит на горячих устах.

Над полями сражений стоит тишина.
Обжигает сердца ветеранам война.

Под южным солнцем

Под южным солнцем верится не меньше,
Что нет красивее славянских женщин.
Но итальянка молодая очень
Разубедить мужчину в этом хочет.
Бог, населяя землю, постарался,
Чтоб без богинь край южный не остался.
Она мила, стройна и совершенна.
И красотой затмила бы, наверно,
Красавиц всех  на побережье узком,
Не окажись здесь синьорины  русской.
Все взгляды приковала северянка.
И больно мне глядеть на итальянку.
Ей не понятно, видно, совершенно,
Что в мире нет предела совершенству,
Что где-то там, в далёкой ей России,
Рождаются в сто крат её красивей.

***

Он в камине сжигал стихи 
Беспокойной осенней ночью.
В полумраке звучали шаги,
Догорали неровные строчки.

Листья мокрые липли к стеклу,
Тучи месяц на небе закрыли.
А огонь превращал в золу
Воплощенье душевных порывов.

Зарекаясь не раз не писать,
Верил в то, что зарок не нарушит,
Но вечерней порой опять
Изливал он бумаге душу.

Догорали стихи в огне,
И жалеть о них было поздно,
Но в далекой ночной вышине
Они нравились ветру и звездам.

Вот уж много ночей подряд
Их читала седая осень.
То, что рукописи не горят,
Он не знал и не верил вовсе.

Затихали в ночи шаги,
Поздний час приносил усталость.
Он в камине сжигал стихи,
А я знала их все на память. 

Обратная связь - stihiby@yandex.ru