Ты стоишь у окна...

Ты стоишь у окна, элегантно одета, 
Так прекрасно сидит на тебе черный шелк
Ужин удался и мы ждем десерта
Платье всё манит, чтоб я подошел.

Ты же молчишь глядя в окно,
А там увядает тихо природа 
Всё в принципе так быть и должно
Ты же являешься бесспорно одой

Для красоты что так и цветет
Манит, играет и просто лелеет
А страсть постоянно к тебе лишь зовет
Вместе с любовью что уж и не тлеет.

Почувствуй дыхание у себя за спиной,
Прикосновение рук к стройному телу
Проведу по черному шелку рукой
Грудь нежно поддастся прикосновению. 

Пройдет дождь из поцелуев страсти
Прольет ливнем по шейке твоей.
Я как вечный раб в твоей власти
Что никогда не забудет тех дней

Когда с тобой был наедине
Предаваясь влечению слепому,
Где каждая минута была как во сне
А без тебя впадаю я в кому…

Но вот целуя нежную кожу,
Прикоснусь губами к твердым соскам
В раю душой ты уже возможно
Губам же дальше путь я дам.

Черное платье на пол спадет
И от экстаза услышу твой стон
Час десерта неуклонно идет
И уже ты на мне-я как трон

Проведу рукой по твоим линиям изящным
Ты коготками вопьешься в мою спину
Капельки пота движением скользящим
Отразят в себе наслаждения картину.

И прокатится стон от любовного экстаза
В ночной осенней тишине
Поцелую страстно и нежно сразу
В раю мы с тобой на этой земле

Одна

Боль. Отчаянье. Судьба.
Мысли вновь перемешались,
Лишь видения остались.
Всё пустяк. Опять одна.
Крик. Молчание. И смысл.
Кем ты был в остывшем сне?
Может, показался мне?
След надежды. Тонкий бисер.
Снова в жизни отрицанье.
Верить, ждать и вновь мечтать.
Во снах несбывшихся летать.
Лишь разносится молчанье.
Боль. Отчаянье. Судьба.
Предавать я не умею,
Да и вряд ли я посмею.
Потому опять одна.

будем молчать, будем давиться болью..

будем молчать, 
будем давиться болью,
будем искать
то ли выхода, то ли

жалких утех
в сигаретах без фильтра;
будто мой грех,
что вся жизнь без субтитров.

мне бы совет,
мне бы целую вечность,
мне б на обед
вместо спаржи беспечность

и глубоко,
глубже земного ядра
слёз молоко.
мы не уснём до утра,

будем шептать,
будем смотреть на тени.
буду считать,
сколько лет я не с теми

сплю и живу,
застываю в экстазе.
связи не рву —
не решилась ни разу.

словно вино,
отчуждённость по венам;
ты, я и «но»
расплескалось по стенам

эго твоё
и моё «катись к чёрту».
спасай своё,
а мой мир перечёркнут.

я не боюсь,
не пытаюсь очнуться;
просто сдаюсь,
не желая вернуться…

будем кричать,
будем ругаться матом…

я буду ждать
в страхе… твоей свадьбы дату…

Янтаря!

Янтаря! В ладони мёдом
Золотого янтаря!
Пусть над старым звездочётом
Распускается заря,

Как янтарные бутоны
Остывая в прядях крон -
Королевская корона
Возвращается на трон.

Янтаря! Помилуй, солнце,
Расцветай в листве дорог.
Пусть сегодня осень льётся
В чаши душ, как терпкий грог.

Мы согреемся рассветом
И осеним янтарём
Из рассеянного света
Жёлтый город соберём.
 
18.10.2010
 
© Евгения Шабалина-Глуховская

Мне утренним солнцем весна улыбается...

Мне утренним солнцем весна улыбается,
Но мало я тропкой родимою хаживал…
Поверь мне, пожалуйста, дева-красавица!
Ведь голос мой сердца совсем неприкрашенный.
 
День новый встречаю надежды исполненный,
Ветров песня тихая – севера весточка…
Надежда в душе, добротой переполненной…
Под снегом тепло  обязательно есть ещё!
 
А ночью безлунной, лишь дымка туманная…
Твой взгляд навсегда сократит расстояние.
Сокрыта от взоров дорога желанная…
Дорога к тебе, что пройти так мечтаю я.
 
Версия для сайта.

Кто знает?

А кто охлаждает снег?
Как он кристаллизовался?
Если такой профессии нет,
тогда как появился насморк…

Чтобы зимой земля не чихала
этот кто-то накрывает ее одеялом…

Заметьте, не я придумал,
что дождь горячий…
Иначе, почему бегут люди
от него прячась...?

И капли плавят всем окна,
делая картинку нечёткой…

Характер

Можешь уткнуться в одеяло, разлившись слезами,
Или пуститься по рядам в надежде на приют.
Может быть зря мои руки в твою жизнь влезали,
Зря душу открывал, если в неё плюют.

Наверно, счастье — колесить на черном мерине,
Наверно, круто ощущать дежурный лоск картин…
Но мое сердце всю двадцатку не печет намерений,
Подобных этим, я давно их слил в сортир…

Ты скажешь:”Грубо”! Знаю, принимай за глупость,
Летав по клубам, против всех я посылал гламур.
Я жил ДОВЕРИЕМ, подавно не любил «под лупой».
Освободил себя, надев на шею твой хомут.

Сорваны стальные гайки, выпали все болты,
И нахера тогда всё это воротили?
На сердце кроме рубцов шрама — плюс один волдырь,
Страшно?! А это жизнь, а не фильм Тарантино… 

Тупой вопрос: почему? Всю теплоту отдавал.
Не знаю, как разгадать жизненный логарифм,
Как трудно очутиться вновь мальчиком годовалым,
В глазах людей, в чьих сердцах любовь уже не горит.

Ори, ори сильнее, сука, в приступах лихорадки,
Я отравлю ее, любви не за чем ждать пощады!
Ты увидишь, как всегда хотела, мой характер, 
Повешенным в петле над перевернутым стулом дощатым…

Кукла

Сегодня ты есть, а завтра… не надо
Сегодня люблю, а завтра… ты кто?
Игрушка в руках годовалого чада
Выбросил мусор в открыто окно
 
Искалечена кукла, на шее веревка
Разорвано платье, прострелена грудь.
Покинута в этом положеньи неловком
Всеми забыта и ты…всех…забудь
 
Красные губы в дешевой помаде
Дешевые взгляды пускаешь на всех
Дешевое тело в дешевом наряде
И всем так же дешево даришь свой смех
 
Игрушка забыта, забита подальше
Никто и не вспомнит теперь про нее
Внимание все, окруженное фальшью
Закончилось плохо смешное кино
 
Смеются все, а кукла плачет
Как гроб закрыта коробка для нее
Она ничего больше не значит
Ведь новая кукла уже у него
 

Уроборос

Этой осенью кто-то бесспорно умрет.
Но пока до конца, как до первого снега,
я хватаюсь за хвост и ищу небосвод,
как центральную цепь в этой схеме побега.

И пока не порвется, я заперт внутри,
приколочен к земле всеобъемлющей кармой.
Разбираю по полкам не новые сны,
разбавляя их старость вином из-под крана.

А по кухне расселись – кто в хлам, кто в углу –
знатоки, как достичь моего небосвода.
Принеся домой семя, любовь и метлу,
я, прибравшись в постели, приму свои роды.

И уйду в тишину, оставляя другим
этот мир и привычку играться с хвостами.
Господа дорогие, мы так крепко спим,
что не помним границы меж явью и снами.

Аграница, она где-то здесь и сейчас.
И всего-то и нужно, что остановиться.
Но с хвостом меж зубами и сном между глаз
этой осенью кто-то бесспорно родится.


© Андрей Заулочный
2010, октябрь 

Говори

Уже спят дома автобусы,
И давно горят фонари.
Мы одни на маленьком глобусе,
И поэтому говори.
За окном звуки прощания,
А потом тишина до зари.
Ни к чему мне твои обещания,
Лишь прошу тебя – говори.
Можно ждать поезда уходящие
И махать огонькам, что вдали.
Все смотреть на окна молчащие
И не спать. Только ты говори.
Я устала под странными взглядами
Скрывать правду где-то внутри.
И пока еще будем рядом мы,
Не молчи…. А со мной говори.
13.18 22.09.10

Обратная связь - stihiby@yandex.ru