Как стыдливо раскрыты пионы!

Как стыдливо раскрыты пионы!
Как шелка белоснежно легки
И блистателен взлёт окрылённой,
Обнажённой девичьей  руки!

Как покорны разливы рассвета!
Как воздушные волны нежны!
Мир прекрасен! Не злись и не сетуй,
Даже если мы здесь не нужны.

С философской простотой

Уходят годы, мы стареем с ними.
Банально. Грустно так. Непоправимо.
И застывает пожелтевший снимок
С иллюзией, что ты была любима.

Но всё равно тоску пускать не стоит:
Нам далеко до вечного покоя.
Давай-ка с философской простотою
Накроем стол и подадим жаркое.

Пускай не тонко, но не пошло

Пускай не тонко, но не пошло
Соединились вновь они.
И будущее в мрачном прошлом
Зажечь готовилось огни.

Казалась лёгкою задача:
Свяжи разорванную нить –
И можно всё переиначить,
И можно всё переменить.

И боль пройдёт сама собою,
И счастье хлынет за порог…
Но в чёрном мраке за спиною
Стоял и хмурил брови Рок.

Осторожней, поэты, певцы, лицедеи!

Осторожней, поэты, певцы, лицедеи!
Не у вас одних сердце ранимое бьётся.
Ради славы слова не бросайте без цели:
Мир, объятый тревогой, от искры взорвётся.

Не позорьте народы Земли ярлыками!
Пусть добром ваше слово в сердцах отзовётся!
Во Вселенной одна только твердь под ногами
Нам для жизни дана и другой не найдётся.

Нельзя всё видеть в чёрно-сером

Нельзя всё видеть в чёрно-сером
И желчно всех ругать притом!
Нельзя грешить, прикрывшись верой, –
Бог не является щитом!
Нельзя жить   завистью  и злостью
И ненавидеть  белый свет!
Богатый, бедный – все мы гости.
Оставь потомкам добрый след!
Какая разница, какою
И где накроешься   плитой?!
В день поминания, весною,
Пусть люди вспомнят с  теплотою,
Как ты делился красотой.

Ты вошла в реку жизни, забыв берега

Ты вошла в реку жизни, забыв  берега,
В белоснежной славянской   одежде.
Закружила тебя, как невесту, река,
Опьянила туманной   надеждой.

Ты в  венке из цветов  так была  хороша,
Что соперничать солнце  не смело!
Золотилась река.   Миру  пела  душа.
Боже мой, как душа твоя пела!

Два садовника

По мотивам «Цитадели» Сент-Экзюпери

Кипела жизнь вокруг, гремели грозы,
Но это всё его не занимало.
« Я подрезал сегодня утром розы!» –
Писал он другу, и рука дрожала.

Летели годы, выл суровый ветер,
Озноб от вихрей пробегал по коже.
Не замечая это, друг ответил:
«Я подрезал сегодня розы тоже!»

Лежать, и думать, и мечтать

Лежать, и видеть в облаках
Слонов невиданных и мишек,
И нежность в строки облекать,
В душе  почувствовав излишек.

Лежать,  и думать,  и мечтать
О крыльях юного Икара,
Хотя неплохо   полетать
Весною на воздушном   шаре.

Смирив порывы   высоты,
В корзине примостившись зыбкой,
Смотреть на майские сады
И согревать людей улыбкой.

Чёрные герои

Привилегия крупных зверей –
На планете  Земля  жить разбоем.
«Нападать, отбирать, быть хитрей!» –
Вот девиз этих чёрных героев.
Милосердье неведомо  им.
Только сила – закон их и право.
Они сотни сожгут хиросим,
По дороге шагая кровавой.

Я - солдат!


Не искатель я лёгкой удачи
И не баловень ветреной славы.
Не по звёздам мой путь обозначен  –
Он отмечен в сраженьях кровавых.

Я солдат. Я сполна выпил горечь,
Боль потерь, кровь и смерть  –  всё я вынес.
Огрубел только рано мой голос,
И окрасил виски мои иней.

Смерч войны встретил я на границе,
Но Отчизну в час грозный не предал.
Не одну написал я страницу
Своей кровью в Книгу Победы.

Погибал я в лесах и болотах,
На открытых полях был мишенью.
Заходились огнём пулемёты,
Когда я прорывал укрепления.

Стерегли на фронтах меня мины,
И шальные искали снаряды.
Я, как все, молил Бога, чтоб  –  мимо,
А они норовили лечь рядом.

По пятам смерть за мною ходила
И глядела в глаза не однажды.
Никого она не щадила:
Ни трусливых, ни самых отважных.

А когда полыхнул её факел
Надо мной у враждебных предместий,
Я, горящий, рванулся в атаку,
Позабыв о растерянной смерти.

Грохотало ура грозным хором,
Разрывая свинцовый ветер.
Без меня взят последний был город
И рассвет Победителей встретил.

Я весною погиб, в сорок пятом,
В двух шагах от Великой Победы.
Неизвестным лёг в землю солдатом,
От фашизма спасая Планету.

Обратная связь - stihiby@yandex.ru