Мне дано острое жало...

Мне дано острое жало
И право колоть наизлет —
Забавляюсь нынче с вами
Смотря, как яд впивается в плоть.

Есть в судорогах что то иное,
Чем блаженство набивать себе рот - 
Дрожат от укусов, пуская пену,
Любители жить — за наш с тобой счёт.

Ну, что, мой друг...

Ну, что, мой друг Сергей Есенин,
Давай, заочно, с тобой поговорим -
Отчего то кажется, что ты
Мне протянул свои бразды.

Кстати, извени, что я на ты - 
Ты, верно, пожил меньше и моложе
Но, я родился пожже
И надо бы на Вы!...

Я нынче прочитал твои стихи! - 
Буд то окунулся в воды бурливые свои.
В них протекает тоже детство
И юность и пора любви.

Тоска скитаний по просторам,
Безликость света и людей.
Обнаженность нитей нервов,
Расстрепанных на перекрестке дней…

Давай припомним прожитые годы - 
Поля и говор птиц,
Березы, ивы, тополя и клены -
Их  ритуал природы на исходе зим.

Кабаки и пьяные шатанья,
От безысходных внутренних «могил» —
Бессилия перевернуть весь этот мир
Поэзией любовных сил…

Я, как и ты устал безумно
Но, миссию свою надеюсь завершу!
Нельзя вот так же мне уйти нежданно,
Как сделал это ты…

Знаю, было больно - 
Рвалась душа в груди!
На волю, на простор, где ветер
Гремит не зная кандалы!

Но, все же, все же надо
Перенести остаток чувственных прилив,
Не поддаваясь искушению - 
Покинуть, сложив в шуфлядку этот мир…

Заря подняла солнце...

Заря подняла солнце,
Налила горизонт ковра,
Пробежала по глазенкам
Детского невинного лица.
Поезд потянул гудками - 
Приветствуя свистками.
Перестуком колес гоня
В путь пладскардного коня.
Приазовье собой заворожило
Пшеничным налетом костра,
С картинок сошедших сгоняя
Пыль унесенного сна.

Детство

Детство

Где то там за окошком,
Под лавкою, кошик лежит.
Пахнет дождем и грибами,
Летними, длинными днями.

Белые, бабки, лесички
Перемешаны словно сестрички.
Вызывают яркую вспышку -
Игривую, детскую кто быстрее стычку.

Радость, смех и веселье,
От лесного броженья — похмелье.
За ними крадутся словно кошки,
Исцарапанные ветками ножки.

За грибами, грибами, грибами
Эхо вторит нам днями.
Каникулы летят стрижами - 
Рекою, лесом и снами.

Жизнь...

Жизнь – стремительная птица,
Ушла в полет свой навсегда.
Вернутся, не имеет смысла,
Когда прошли заветные года.
Нам остается только сожаленье
О тех годах, о тех делах.
Теперь чужие мы, чужие дети,
Чужая жизнь в чужих мирах.

За погорком слышен камерный звон...

За погорком слышен камерный звон -
То голос костела зовет на поклон.
Синеет вдали небесная гладь,
Заставляя  улыбку поднять.

Красная рябина падает к земле,
Старая фракция метит угол в кремле…
Мир широк, но узок внутри - 
Протиснутся к свету мне в нем не с руки! 

За погорком слышен камерный звон…

Утихла буйность молодая...

Утихла буйность молодая, 
Позабылась и улетела в чужие края.
Виски серебром поманили, 
Осознав, что года.
Песня удалая желтезною увяла,
Избитые потеряв где то слова. 
Тихий омут тиной покрыло,
Даже рябью не играет волна.
В парке золотая листва опала - 
Поздняя осень заявила права.
Настала пора отрезвленья,
Но все еще тлеет внутри пустота.
Огонек то появится, то исчезнет,
Смеясь под тенью сна.
Глаза карие промелькнут и исчезнут
В памяти нежно шурша…

Пепел стелит у подножья...

Пепел стелит у подножья,
Крошится мир песчинкой льда.
Крылья ночи одеялом лоскутным
В саван одевают меня.
Я прошел дорогой жизни,
Я видел ее как себя!
Крах и крики отныне
Не забавляют меня.
Ты можешь читать эти строки,
Стоять у края дна.
Эхо будет вторить эпохи,
Но теперь лишь для тебя.

Здравствуй...

Здравствуй милая, родная,
Здравствуй и прощай. 
Не сложилось наше счастье,
Растворилось как туман.

Пролетели наши годы,
Стерлись в памяти слова.
Потускнели эпизоды
И исчезли навсегда.

Ты теперь совсем другая,
Не узнать теперь тебя.
Стала ты совсем чужая
Впрочем, так же, как и я.

Ты вновь ушла...

Ты вновь ушла - 
теперь  навеки.
И не познать тепла
мне уже на этом свете…

Два мира пережить,
как перейти черту.
В которой есть граница,
что разделяет свет и тьму…

Обратная связь - stihiby@yandex.ru