Я отпущу

На этом все! Теперь и навсегда!
Держать не буду, просто отпущу...
На свое «может» не услышишь мое «да»...
И я упреком больше не смущу...

Я отпущу! Пускай горит огнем
Все то, что было, что нельзя забыть,
Я твердо верю с новым днем
Начну сначала, снова жить.

Ты не в обиду принимай слова,
И я могда их даже не сказать.
И меньше всех я у тебя брала,
Но большее тебе могла отдать.

Я отпущу! Теперь и навсегда!
Держать не буду, отпущу любя.
И меньше всех я у тебя брала...
Я отпущу… Ты отпусти меня…

Ее нет...

Ее нет – его жизнь безмятежна,
Все как было когда-то тогда.
Снова все, все как раньше, как прежде,
Все как было до эры «ОНА».

Ее нет – ему дышится легче,
Тяжесть больше не давит на грудь.
И как-будто расправил он плечи,
Выбрал свой безухабистый путь.

Его больше никто не осудит
И никто уже не попрекнет.
Ни скандалить, ни плакать не будет,
Словно зная судьбу наперед.

Ее щебет с утра не разбудит,
Когда песню готовит петух,
Можно было сказать, но не будет.
Ее нет и огонь в нем потух.

Его вечером больше не встретят
Подгоревшая каша и чай.
Самый вкусный во всем белом свете
Ужин словно ушел невзначай.

С ней ушли и скандалы и крики,
С ней ушел беспредел и бардак,
С ней исчезли и радуги блики.
Стало мрачно все, как-то не так.

Он ведь сам был за мир во всем мире,
В том мирке, что в руках своих грел.
С ним один на один он в квартире.
Ведь свершилось чего он хотел.

Ее нет – его жизнь безмятежна,
Все как было когда-то тогда.
Мир без красок, он серый, как прежде,
Все как было до эры «ОНА»…

Золотая коса до пояса...

Золотая коса до пояса,
Голубые озера – глаза.
Твои брови как два колоса,
Когда плачешь – кристальна слеза.

Улыбаешься солнцем ярким,
Белой молнией взгляд сверкнет.
Ты прекрасна и летом жарким,
И зимой, что со снегом придет.

Реки быстрые – твои вены,
Твоя кровь – голубая вода.
Пусть не тронут тебя измены,
Стороной пусть пройдет беда.

Ты цвети васильковым морем,
Пахни желтой сжатой пшеницей.
Упаду в твои руки в поле,
Пролечу над землею птицей.

Когда грустно, душа томиться,
Загляну в свое сердце я,
На нем надпись огнями искрится:
Беларусь – я люблю тебя!

C est la vie

Полмира сердцем всем любить.
И сердцем этим же полмира ненавидеть.
По одиноким улицам бродить,
Увидеть чудо, где его нельзя увидеть.

Мечтать о том, что у тебя в руках.
Стремиться к счастью, обладая счастьем.
Следить за птицей в облаках.
Забыть про зонт в разгул ненастья.

Писать стихи о том, чего не видел,
Решать проблему о других забыв.
Не попросить прощения у тех, кого обидел.
За безответность ненавидеть, полюбив.

И верить в Бога, совершая зло,
Не верить, «слава Богу» повторяя.
Грустить о том, что всем смешно.
И вновь знакомиться, друзей теряя.

Над книгой плакать, над кино.
Бежать от бед, теряя силы.
И пить бутылками вино,
Чтоб затянулись сердца дыры.

Стремиться к смерти, продолжая жить.
Бояться потерять, что всем наскучит.
А нас не надо этому учить –
Жизнь такова – она сама научит.

Два друга

Они в школе учились вместе,
И за партой одной сидели.
Они сами писали песни.
Под гитару с надрывом пели.

И в девчонок в одних влюблялись,
Приглашали их на свиданье.
Но на них никогда не являлись.
Чтобы другу поменьше страданий.

И казалось, что нет печали –
В жизнь дорога и выпускной.
И ребята рассвет встречали,
А закончилось все войной.


И клялись они в час победный
Где-то встретиться на перронах.
И кричали друг другу песни
В отдаляющихся вагонах.

Они жили одной надеждой,
Как бы вместе им посражаться.
И настал этот бой победный,
Вновь пришлось за оружье взяться.

Было страшным кровавым сраженье,
Был уж близок войны конец.
Только звук разорвал мгновенье –
Другу в сердце вошел свинец.

Подставляя под пули спину,
Он тащил его с поля боя,
И ступивши в тот миг на мину,
Стало меньше друзей. На двое…

Буду ждать тебя долго-долго...

Буду ждать тебя долго-долго…
Сколько надо тебе, скажи.
По вокзалам гулять без толку,
Провожать и встречать мечты.

Буду яркой луною полной
Освещать тебе ночью путь,
Чтоб дорога была ровной-ровной,
Чтобы знал, где ко мне свернуть.

А не хочешь, луной не буду
В черном небе одна бродить.
В окна тоже смотреть не буду
И не буду тебя будить.

Буду буквой всегда заглавной
В каждом слове к тебе «люблю».
Буду смайликом я забавным
В смс, что тебе пошлю.

Буду где-то ужасно верить,
Что придешь теплым солнцем ты.
Никогда не закрою двери
Для тебя, для моей мечты.

Буду стрелки по циферблату
Я мизинцем скорее гнать.
Позабыв время суток, дату,
Календарика листья рвать.

Я хочу, чтоб часы промчались,
Я хочу, чтоб летели дни.
Я и розы…вдвоем остались.
Без тебя не цветут они.

Женская вера

Что же значит для женщины верить,
И молиться иконе ночами,
В темноте комнатушку все мерить,
Не тревожа детишек шагами.

Улыбаться, когда сердце ноет,
Слезы прятать, чтоб люди не знали.
А конверт она все таки скроет,
Что под сердцем хранила ночами.

Он ворвался к ней в жизнь ураганом,
Растерзал мир, покой в одночасье.
Весь измученный – время трепало,
Долго нес к ней конверт тот несчастье.

Он словами подписан чужими,
 Его почерк она бы узнала.
Там все буквы как в вальсе кружили
В школьный вечер последнего бала.

Дней уж десять прошло – не вскрывала,
Под подушкой письмо притаилось.
И пока она правды не знала,
Может сердце его где-то билось.

Может тоже ей письма он пишет,
Ей единственной в мире, родной.
Может где-нибудь, где-нибудь пишет,
Пусть хоть в мыслях, но все же живой…

Взирая с высоты...

Взирая с высоты
На города огни,
Пускаю вкусный дым от сигареты.
Мечтами я не здесь.
Так хочется взлететь!
Мечты мечтами – крыльев нету.
Густой поток машин,
Шуршание от шин,
Асфальт горит от тренья.
И снова я грущу,
Опять с ума схожу.
Как накопить терпенья?..
Осенняя листва,
Как –будто детвора,
Несется, обгоняя ветер.
Нет крыльев и у них,
Но что-то гонит их.
Они легки и не бояться смерти.
И огненный закат,
Который словно рад.
Что отработав, может отлучиться.
Но я так не могу,
Не обмануть судьбу.
Да, от других, но от себя не скрыться.
Вдали высотный дом,
Над ним сплошным ковром
Раскинулось темнеющее небо.
Там кто-то сына бьет,
А кто-то сына ждет,
Живут как все – денек и мне бы.
Вокруг лишь тишина,
И как всегда одна,
Лишь тиканьем часов сердечко бьется.
И я как тишина,
И, как она, одна.
Одной не дышится и не живется.

Просыпаясь на зорьке на ранней...

Просыпаясь на зорьке на ранней,
В день морозный, чарующий день,
Для меня нет виденья прекрасней,
Чем твоя проскальзнувшая тень.

Проходя мимо комнаты нашей,
Ты заметишь-уже я не сплю.
и без слов, только взглядом мне скажешь,
Без эпитетов лишних «люблю».

Станет мигом счастливейшим утро,
Будет смысл проснуться опять,
Чтоб «люблю» твое взглядом, попутно,
Могло «тоже» мое повстречать…

Разорвать бы тебя, раскрошить бы...

Разорвать бы тебя, раскрошить бы
На молекулы и на атомы,
Чтобы стало полегче жить мне
И себя от тебя спрятать бы.

Я б сожгла тебя как Коперника
Инквизиция, и не слушая,
Нацепила б гранат как на смертника
И смотрела бы, чипсы кушая.

Я б хотела, чтоб с динозаврами
Вымер ты и тебе подобные.
И остались тогда б лишь славные,
Очень милые, очень добрые.

В зоопарке тебя тиграм бросила б,
Чтоб увидеть, как испугаешься,
Чтобы видеть как с легкой проседью
Нервно волосы перебираешь ты.

Я оставила б под дождем тебя,
Чтобы вымок, замерз, заболел в конец.
Я хотела, чтоб лишь меня любя
Просыпался в тебе юнец.

Я хотела, чтоб ты пришел домой,
И увидел меня с сантехником.
Ты простил бы. На раз другой
Я опять не одна – с электриком.

Все что можно с тобою б сделала
И, конечно, все то что нельзя.
Без тебя я такая смелая,
А с тобой – я люблю тебя.

Обратная связь - stihiby@yandex.ru