Полнолуние

Высунула рожу сизая Луна, 
И глядит ехидно в небесах она, 
Солнце закатилось – завалилось спать, 
Некому плутовку ночью придержать. 

Звёзды с возмущёньем место дали ей: 
«Пользуется нагло близостью своей, 
Светит и сияет, нас собой затмив, 
На больших и мощных пред Землёй забив?» 

На Земле ж настало время дураков, 
Бесятся родные – этот мир таков, 
И собака воет, вверившись тоске, 
Метеор промчался лихо налегке. 

Сделал шаг Нил Армстронг, с ним и весь наш род, 
И куда в итоге он нас приведёт? 
Растворимся в бездне мглистой без следа? 
Или будем вечно жить уже всегда? 

Будит полнолунье мыслей хоровод, 
Сон бодрящий крепкий что-то не идёт, 
Видно, это годы забирают дань … 
Эй, Луна, задрала – уходи, отстань!

Переполох в преисподней

ЧП случилось в преисподней,
Собрался сход из тёмных сил:
Какой-то мерзкий греховодник
Взял смерть по ходу соблазнил!

 
Она пришла за ним, как надо,
Как наставляет ритуал,
Кто ж мог такое ждать от гада,
Косу, тварь, где-то подевал …

 
Явились демоны и черти:
Тут надо строго осудить,
Поступок сей беспечный смерти;
Бардак в аду не должен быть.

 
Сидит виновница скандала,
Пусты глазницы опустив,
Как это всё возможным стало,
Толково и не объяснив.

 
«Наверно, бес меня попутал?»
А бес орёт: «Я ни при чём!
Меня не впутывай ты тута,
В тот день я ездил за углём».

 
Рога почёсывает дьявол:
Что предпринять, как поступить?
И случай необычный, право;
Как смерть за блуд сей осудить?

 
А что устроить любодею,
Куда ещё, и так в аду?
За этакую-то затею
Пожарче дать сковороду?

 
На Небо слухи долетели,
Смеются Ангелы в Раю,
Апостол прячет еле-еле
Усмешку в бороду свою.

 
Ругались, большинством решили:
На Землю их определить,
А чтоб они труднее жили,
Там их законно поженить.

 
Косу потом уже списали,
У неё вышел службы срок,
И в мир сей парочку послали:
Да будет всем в аду урок!

Свечные заводики

Каждый с мыслью этой ходит:
Заиметь свечной заводик,
Свой, родимый, дорогой,
Обрести бы где покой.
Лейтенант быть генералом,
Бюрократ – министром стать,
А крестьянин счастлив малым:
Хлеба больше да собрать.
У директора завода,
Голова полна забот,
Вдруг его из главных кто-то
Снимет с должности возьмёт.
Бизнесмен побольше денег
«Заработать» норовит,
Он и нищего разденет,
Мать, отца, продаст, сгноит.
Быть богатым, знаменитым,
Хочет нищий музыкант,
И томимый жалким бытом,
Расточает свой талант.
Создают стихи поэты,
Коли Бог им дал сей дар,
И не против-то при этом
На хороший гонорар.
В серой массе, иль во власти,
Все у нас имеют страсть:
Чтоб иметь по жизни счастье,
Надо, сколько можно, красть.
Кто крадёт не попадаясь,
Тот у нас — «умеет жить!» …
Шар земной летит, вращаясь;
Бесконечна ль жизни нить?

Минские чудеса?

Эх, краина Беларусь!
Минск – твоя столица,
Коль по улицам пройдусь,
Как не удивиться?
Ленин, Энгельс, Карла Маркс,
Понарисовались,
Видел ли их кто здесь раз?
Знамо — не добрались.
Яков, славный наш Свердлов
В бронзе барельефом:
Видно, как-то был готов
С речью к нам приехать.
«Володарским» названа
Улица с тюрьмою,
Хоть и не был никогда,
Но почти родной он.
У вокзала «Мясников»
На табличках гордо –
В беларусах он врагов
Видел чётко, твёрдо.
Я по «Кнорина» иду-
Дорог нам за мысли:
«Я крамолу изведу!
Национализма …»
Граф Суворов – тут воспет:
Улица – вот нате,
Если здешний ты кадет,
Его имя кстати:
Был талантлив, был умён,
Бился коль с врагами;
В том числе и наших он
Усмирял штыками.
И Манштейн был не дурак,
Роммель всяк отмечен,
Так давайте ж, коли так,
Их увековечим?
Где ж Цанава, так нам «мил»,
Тоже здесь трудился,
Крови реки он пустил,
Надо, чтобы чтился.
Вешатель где, Муравьёв -
Был царём назначен:
Перевешать был готов
Мыслящих иначе.
Беларусы, земляки,
Просыпаться ж надо,
Да пора включать мозги –
Не манкуртов ж стадо!

Третий глаз

До чего доволен я сейчас:
У меня открылся «третий глаз»,
Я увидел тайные миры,
В чёрной заглянул нутро дыры,
Мне раскрылась масса всяких чуд,
Тайны пирамид, Луны, Бермуд,
Я пришельцев лично обнимал,
В НЛО у них в гостях бывал.
Словно от гороха в животе,
Откровения образовались те,
Завладели телом и умом:
Я избранник, я уверен в том.
Вижу, что я с братьями сейчас,
Они верят в честный мой рассказ,
Они ждут на всё и вся ответ …
К доктору схожу лишь в кабинет.

Спасибо каналу "Культура"!

Когда на душе моей хмуро,
И сердце жмут злые тиски,
Канал Белорусский «Культура»
Поможет уйти от тоски.
 
 
«Дружище, приёмник, что скажешь?
О чём ты сегодня споёшь?
Быть может, ты с прошлым нас свяжешь,
Иль в завтрашний день унесёшь?»


 
Пусть рядом всё катится к чёрту,
Но Музыка вечно живёт,
Театр величаво и гордо
Нам тайну и чудо даёт.
 

 
О! Вечная сила Искусства!
Тебя не постичь никому,
Нас в плен берут разные чувства,
Зову, беспокоят … К чему?

 
А як нашай роднаю мовай
Валодае гэты канал,
І тут увасоблены словы,
Што нам Бурачок наказал.*

 
С «Культурой» тружусь я на даче,
И фауна внемлет ему,
Цветёт, зеленеет иначе,
Поверьте, проверьте – не лгу.

 
Спасибо каналу «Культура»!
Волнуй нас, диви, восхищай,
Для душ будь отрадой, микстурой …
А дочке «металл» подавай.

О друге

«Привет, мой друг, тебе, привет,
Приехать было мне непросто,
Туда, где не был десять лет,
Где жил в сумбурных девяностых.

Ты мне писал, что тем польщён,
Так приезжай встречать, дружище,
Вот дата, поезд и вагон …
Ну, где ты, взгляд тебя мой ищет».

«Старик, так встретить я хотел
Тебя с семьёю на вокзале,
Но занят, очень много дел:
Где жить, такси – ищите сами.»

«Так просто в гости приходи,
К тем, кто теперь и сами гости».
«Ой, извини уж, погоди:
Дела, дела, как в горле кости».

«Да, жаль, тогда хоть проводи,
Когда увидимся – Бог знает?»
«Старик, уехал я, прости:
С женой на море отдыхаю».

Когда ко мне он приезжал,
Проездом, из командировки,
Его, как брата я встречал,
Столом, ночлегом и «Зубровкой».

И была рада вся семья,
Что гость далёкий к нам явился,
А он напился, как свинья,
И спать на стол лицом свалился.

Коль гость в дому, так в доме Бог,
Так говорят у нас в народе,
Бывает – справиться не смог -
Мы его вежливо проводим.

А ныне друг нам дал понять –
Мы бесконечно виноваты,
Вот нефиг было соблазнять,
Персоны мы теперь non grata.

Что ж, может, встретишься со мной,
Когда в другой я раз приеду …?
Хотя … скорее в той, в иной;
Откуда всем возврата нету.

Добрая примета

Мне на голову птичка какнУла,
Помню в детстве, давно было это,
И потом в голове промелькнуло:
Это ж добрая, вроде, примета!
Вдохновился я, и для начала,
Рассказал обо всём этом маме,
Мне ж со злобой она отвечала:
«Жаль, что птицы не срут кирпичами».

Сустрэча з Радзімай

Сустрэча з Радзімай

Полонез Пружанского
  Здравствуй, сторона родная! 
Здравствуй, край мой Беларусь!
Двадцать лет я жил мечтая, 
Что опять к тебе вернусь. 

Я вернулся, я приехал, 
Вот я весь перед тобой, 
Быть тебе моей утехой, 
До тех пор, пока живой. 

Не сказать, чтоб очень мило 
Край родной меня принял: 
Нас такими мать родила, 
Нас такими Бог создал. 

Никому я здесь не нужен, 
И никто мне здесь не рад, 
Ложью, завистью окружен, 
Пожеланьем: «Едь назад!» 

Видно, прегрешил я где-то, 
Должен, значит, искупить, 
Крест пронесть смиренно этот, 
Горечь, муку пережить. 

Я ж земли твоей кусочек, 
Струйка Муховца воды, 
Моя жизнь всего лишь строчка, 
Грусть — лишь ветреный порыв. 

Я всего лишь жду покоя, 
Чтоб смятение прошло, 
А потом уж никакое 
Испытанье не страшно. 

А краiне, што ўзрасцiла 
Што манiла шмат гадоў, 
Адкажу я:«Край мой мілы 
Для цябе на усё гатоў!»

Эх, не сделать мне карьеры ...

Начальник начальника скушать решил:
Знакомый сюжет и привычный,
Участвовать в этом и мне предложил,
Я высказал мнение лично:
«Простите, мой долг — убирать тут говно,
На чин и почин не взирая,
А пахнет у всех равнозначно оно,
Работа моя вот такая,
Я вроде, как доктор, мне разницы нет,
Лечу вот я только строенья,
Примите моя искренний, честный привет,
Позвольте явить сожаленье».
Наверное, я до конца своих дней,
Не сделаю видной карьеры,
Никак не могу я натуры своей,
Подстроить под чьи-то манеры.

Обратная связь - stihiby@yandex.ru