Баларусам, сражавшимся у Монте-Кассино!

Расскажи, шаноўны дзядзька Бусел,
Не бывал ли ты в Монте-Кассино?
Там сыны сражались Беларуси,
Против Гитлера в одном строю едином.
Если будешь там – махни крылами,
Над могилами их в сече павших,
Пусть увидят, что они тут, с нами,
На земле, страной сегодня ставшей.
Ну а те же, кто домой вернулся,
Форму сняв английского покроя,
Кто с судом неправедным столкнулся:
Извините нас за зло чужое.
Все, кто лагерь, ссылку пережили,
Иль погибли за освобожденье,
От страны «Спасибо!» заслужили,
И на Небесах упокоенья.

Любовь и расстройство

Я к любимой спешил на свиданье, 
Я букет ей цветов пышный нёс, 
Я сгорал, трепетал от желанья … 
От волненья случился понос! 


Что же делать, куда мне податься, 
Где найти по пути туалет? 
Надо ж было вот так облажаться, 
И спасенья нигде рядом нет! 


Всё сорвалось обидно, жестоко, 
Не дождалась подруга меня, 
Я цветы возложил одиноко 
В урну с мусором прочь уходя.

Дура!

Я представлял, я предвкушал не раз,
Какое это будет впечатленье,
Когда смотрел украдкой я на Вас,
Во власти весь сердечного томленья.
Буквально всем пленили Вы меня:
Походкой, грацией, лицом, осанкой, телом,
Я погружался в сладость забытья,
Весенним ветром жизнь моя летела.
И вот уж случай подстерёг и нас,
Судьба меня представить Вам решила:
В один прекрасный долгожданный час
Моя Мечта со мной заговорила!
И разговор мне сердце разорвал,
И на душе противно, гадко, хмуро,
Я услыхал, увидел, осознал,
Я ощутил …Какая же ты дура!

Ода обделанным штанам

Поехал Ваня на Жданы,
Купил он там себе штаны,
Потом покупку обмывал,
Друзей для этого собрал,
Пил он два дня, а может три,
Штаны испачкал изнутри,
Теперь приходится опять
Ивану брюки покупать.
Сюжет сей горек, но не нов:
Коротковат век у штанов,
А чтобы долго их носить,
Что полагается? – Обмыть!

Репортаж с работы

Сижу, работаю … и деградирую,
Тоскливо мозгом я мастурбирую,
Непостижимостями дурака,
Идём к предельности мы бардака.
Стремимся яростно, да к хаотичности,
Теряем облик остатков личности,
Вовсю куражится дегенерат,
Рождая всюду один распад.
От оптимизма останки тленные,
Идиотизма мы силой пленные,
Рост энтропии, упадок сил,
Был бы собакою – заголосил.

Кто даст нам избавленье?

До конца,
До тихого креста
Пусть душа
Останется чиста …
Николай Рубцов

 
Я не чаю вождя всех народов,
Не надеюсь на добрых царей,
На пришельцев, героев …кого-то,
Кто подарит добро для людей.
Кто накажет жестоко злодеев,
Всех накормит, одев защитит,
Завиcть, злобу в сердцах одолеет,
Труд плодами достойно почтит.
Всем даст денег, кто сколько захочет,
Каждой бабе под стать мужика,
Увлекательный труд всем рабочим,
Мудрость власти, поэтам — строка …
(А поэтам от власти срока)?
Много раз мы молились и ждали,
Что за нас всё исполнит другой,
Сколько душ слепо поубивали …
Соблазнившись красивой мечтой.
Пока не создадут себе люди
Каждый в сердце вождя и судью,
Мир Сей наш справедливей не будет,
И продолжит клясть долю свою.

Полнолуние

Высунула рожу сизая Луна, 
И глядит ехидно в небесах она, 
Солнце закатилось – завалилось спать, 
Некому плутовку ночью придержать. 

Звёзды с возмущёньем место дали ей: 
«Пользуется нагло близостью своей, 
Светит и сияет, нас собой затмив, 
На больших и мощных пред Землёй забив?» 

На Земле ж настало время дураков, 
Бесятся родные – этот мир таков, 
И собака воет, вверившись тоске, 
Метеор промчался лихо налегке. 

Сделал шаг Нил Армстронг, с ним и весь наш род, 
И куда в итоге он нас приведёт? 
Растворимся в бездне мглистой без следа? 
Или будем вечно жить уже всегда? 

Будит полнолунье мыслей хоровод, 
Сон бодрящий крепкий что-то не идёт, 
Видно, это годы забирают дань … 
Эй, Луна, задрала – уходи, отстань!

Переполох в преисподней

ЧП случилось в преисподней,
Собрался сход из тёмных сил:
Какой-то мерзкий греховодник
Взял смерть по ходу соблазнил!

 
Она пришла за ним, как надо,
Как наставляет ритуал,
Кто ж мог такое ждать от гада,
Косу, тварь, где-то подевал …

 
Явились демоны и черти:
Тут надо строго осудить,
Поступок сей беспечный смерти;
Бардак в аду не должен быть.

 
Сидит виновница скандала,
Пусты глазницы опустив,
Как это всё возможным стало,
Толково и не объяснив.

 
«Наверно, бес меня попутал?»
А бес орёт: «Я ни при чём!
Меня не впутывай ты тута,
В тот день я ездил за углём».

 
Рога почёсывает дьявол:
Что предпринять, как поступить?
И случай необычный, право;
Как смерть за блуд сей осудить?

 
А что устроить любодею,
Куда ещё, и так в аду?
За этакую-то затею
Пожарче дать сковороду?

 
На Небо слухи долетели,
Смеются Ангелы в Раю,
Апостол прячет еле-еле
Усмешку в бороду свою.

 
Ругались, большинством решили:
На Землю их определить,
А чтоб они труднее жили,
Там их законно поженить.

 
Косу потом уже списали,
У неё вышел службы срок,
И в мир сей парочку послали:
Да будет всем в аду урок!

Свечные заводики

Каждый с мыслью этой ходит:
Заиметь свечной заводик,
Свой, родимый, дорогой,
Обрести бы где покой.
Лейтенант быть генералом,
Бюрократ – министром стать,
А крестьянин счастлив малым:
Хлеба больше да собрать.
У директора завода,
Голова полна забот,
Вдруг его из главных кто-то
Снимет с должности возьмёт.
Бизнесмен побольше денег
«Заработать» норовит,
Он и нищего разденет,
Мать, отца, продаст, сгноит.
Быть богатым, знаменитым,
Хочет нищий музыкант,
И томимый жалким бытом,
Расточает свой талант.
Создают стихи поэты,
Коли Бог им дал сей дар,
И не против-то при этом
На хороший гонорар.
В серой массе, иль во власти,
Все у нас имеют страсть:
Чтоб иметь по жизни счастье,
Надо, сколько можно, красть.
Кто крадёт не попадаясь,
Тот у нас — «умеет жить!» …
Шар земной летит, вращаясь;
Бесконечна ль жизни нить?

Минские чудеса?

Эх, краина Беларусь!
Минск – твоя столица,
Коль по улицам пройдусь,
Как не удивиться?
Ленин, Энгельс, Карла Маркс,
Понарисовались,
Видел ли их кто здесь раз?
Знамо — не добрались.
Яков, славный наш Свердлов
В бронзе барельефом:
Видно, как-то был готов
С речью к нам приехать.
«Володарским» названа
Улица с тюрьмою,
Хоть и не был никогда,
Но почти родной он.
У вокзала «Мясников»
На табличках гордо –
В беларусах он врагов
Видел чётко, твёрдо.
Я по «Кнорина» иду-
Дорог нам за мысли:
«Я крамолу изведу!
Национализма …»
Граф Суворов – тут воспет:
Улица – вот нате,
Если здешний ты кадет,
Его имя кстати:
Был талантлив, был умён,
Бился коль с врагами;
В том числе и наших он
Усмирял штыками.
И Манштейн был не дурак,
Роммель всяк отмечен,
Так давайте ж, коли так,
Их увековечим?
Где ж Цанава, так нам «мил»,
Тоже здесь трудился,
Крови реки он пустил,
Надо, чтобы чтился.
Вешатель где, Муравьёв -
Был царём назначен:
Перевешать был готов
Мыслящих иначе.
Беларусы, земляки,
Просыпаться ж надо,
Да пора включать мозги –
Не манкуртов ж стадо!

Обратная связь - stihiby@yandex.ru