Висельник

На крюке висит мужик,
Глупо высунув язык:
Это он из-за работы
Свёл так рано с жизнью счёты.
 
Закатилися глаза,
Посинел малька с лица,
Полновесно изнутри,
Замарал штаны свои.
 
Малодушно поступил,
Не нашёл, выходит, сил;
Жизнь – она от Бога дар,
И уйдёшь ты млад иль стар,
 
Не тебе – Ему решать,
И пред Ним ответ держать …
Ждут страданья мужика,
ТАМ, не знал каких пока.

Мне всегда была чужда участь вечного жида

О Беларусь! Паведала крыві,
Радзімы край! Я за цябе малюсь,
Мяне ты вечным жыдам не рабі,
Я нікуды – уж хопіць – не імкнусь.
 
О Беларусь! Пусть завтра после сна,
Настанет яркий солнечный рассвет,
Всё тут бывало: голод, боль, война,
Оставив страшный в душах наших след.
 
Мне Агасфера участь не мила,
Я где родился – там и жить хочу,
Судьбе, что дала это всё, хвала,
Земляк мой, брат – идём плечом к плечу.
 

Основной инстинкт рядом

Очень озадачен был сегодня я:
У моей соседки не было белья?
Обратиться сразу к ней хотел: «Мадам!
Нет ли недостатков неких у Вас ТАМ?»
 
А потом я понял, что она, видать,
Взялась в Шарон Стоун типа поиграть;
Основным инстинктом, знать, обуянА,
Потому сверкает ЭТИМ всем она.
 
И пришла другая дума мне тогда:
Не таит ли дама нож для колки льда?!
Тут меня настигнул маленький озноб,
Лучше быть подальше от таких особ.

Грибной рай

В этом году по лесам грибной рай:
Только иди, не ленись, собирай …
Что же вам, люди, ещё не хватает,
Что вы всё маетесь, дьявол вас знает.
 
Что вы не можете всё поделить,
Что вам неймётся кого-то убить,
Выйдите в лес, тишиной насладитесь,
Может и несколько угомонитесь.

Сантехник бросил пить!?

Наш сантехник бросил пить?
Разве может это быть!?
Ну и что было потом –
Жить стал ясным он умом.
 
Принялся писать стихи,
Право скажем, неплохи,
Философия его
Захватила вдруг всего.
 
Краны ржавые чинить
Что-то стало тяготить,
Наступил такой момент -
Опротивел экскремент!
 
Все кругом удивлены:
«Не объелся ль белены?»
В замешательстве жена:
«Словно помеж нас стена!»
 
Лучше б, может, даже пил,
Как-то был таким и мил,
А сейчас совсем другой,
Непонятный весь, не свой?
 
Носит галстук и костюм,
Недоступен и угрюм,
Материться перестал,
Не устроить с ним скандал.
 
Но осеннею порой
Он ушёл опять в запой …
Доля каждому своя:
Выпьём-ка за то друзья!
 
 
 
 
 

Взлёт и падение бухгалтерши

Долго-долго бухгалтерша Нэла
Стать главбухшею страстно хотела,
Наконец-то её утвердили,
(Коль других тогда не находили).
 
Начала она с перестановки,
На себя нацепила обновки,
Стала очень серьёзной и важной,
Повторять не любила всё дважды.
 
Туалет к себе ближний закрыла,
И сама туда только ходила,
Не терпела ни смеха, ни шутки,
Не могла уделить и минутки.
 
Беспрерывно вершилась работа,
Не совсем, правда, в русле учёта,
Все вокруг стали вдруг виноваты,
Архисложны любые оплаты.
 
Но «блистала» она так недолго,
Привела предприятие к долгу,
С треском шеф её тут же изгнал,
А сортир всем доступен вновь стал.

Старый учитель

Старый Учитель, седой и плешивый,
В крупных, нелепых очках,
Серый костюм, при «Мыките» пошива,
Туфли-старьё на ногах.
 
Помню, как мы над тобою смеялись,
Не созная, что творим,
Стадному чувству тогда предавались:
В детстве все ведались с ним.
 
Старый Учитель, надеюсь, ты с нами,
Хоть и минул долгий срок,
Зла не держи – были мы дураками,
Ты ж дал нам жизни урок.

Нежность по тарифу

Я любил тебя страстно и нежно,
Кучу ласковых слов говорил …
Это, можно признать, неизбежно,
Коль за час или два заплатил.

Военно-половой роман

Он любил военное дело,
А она военное тело,
А ещё обожал он стакан,
Ей мечтался с мундиром роман.
 
В общем, был он уволен со службы,
С алкашами водить начал дружбу,
А она, улыбаясь слегка,
Стала зваться «супругой полка» …

Не убий!

Люди тащили людей убивать,
Догму в реал возведя,
Вдруг из толпы обречённая мать
Кинула молча дитя.
 
В женские руки младенец попал,
Взгляд конвоиров минув,
Бог ему жизнь, значит, новую дал,
Страшную смерть обманув.
 
Вырос ребёнок, мужчиною стал,
Взятый чужою семьёй,
Маму ночами лишь только он звал,
Плакал, глупышка чудной …
 
Выплакал горе своё и загнал,
Замуровал – не достать,
Думал, решался, мечтал …осознал:
Надо врагов убивать!
 
«Око за око!» — и всем отплатить:
Будет безжалостной месть,
Ни стариков, ни детей не щадить,
Все-все обиды учесть.
 
Люди тащили людей обивать …

Обратная связь - stihiby@yandex.ru