Ода жизни

Нудный труд, труд, труд;
Всюду мрак, мрак, мрак;
Люди мрут, мрут, мрут;
Мир бардак, бардак.

Сверху ложь, ложь, ложь;
Снизу дурь и тьма;
Что живя пожнёшь –
Паралич ума.

Великий Почин!

Очень в нашем Крае чтут
Дармовой  бесплатный труд;
Взял, поднял, бревно несёшь;
Песню звонкую поёшь.
 
Направляет сердца зов,
И приказ, что строг, суров,
Да начальства важный взгляд:
Ритуал контроля свят!
 
Бросил как-то раз Ильич
Поработать даром клич;
И с тех пор уж сотню лет
Жив сей пламенный завет.

День Культуры!

Хорошо, что у нас есть Культура,
Скольких кормит и поит она:
Кабинеты, бабло, синекуры…
Вдохновенье, успех, Имена…
 
Те, кому дан талант был от Бога,
Этот день пусть является ваш.
Жизнь земная, она как дорога;
Вам видней: впереди тьма? Вираж?

Основной инстинкт

О явлениях «Вселенского» масштаба
Нам естественно порою забывать;
Если рядом соблазнительная баба,
Подающая сигналы уступать.
 
Деньги, должности и роскошь – только тени,
Радость жизни – смысл земного бытия,
В череде желаний, целей, обретений…
«О. Мадам! Могу помочь Вам чем-то я?»

Что бы сказал Гений о труде

Труду все возрасты покорны (?)
Больным, изношенным сердцам,
Он будет делом приговорным,
И приближеньем к праотцам.
В страстях времён сердца ветшают,
И угасают, умирают;
А жизни есть предельный срок…
Но ничего нам не в урок.
На возраст поздний и бесплодный
Печальной явью наших лет
Наложен тягостный обет.
Так волей правящей, холодной,
Для услажденья единиц
Покой задет поживших лиц…

Винни Пух. Из неопубликованного.

Главное в жизни, конечно, не стих,
Знает нормальный, «оспорит» же псих;
Пусть рифмоложество,
Ляпов премножество,
Проба —  уже хорошо,
Ну а тем более, если с душой…
Но стих, это очень уж хитрый предмет:
Часто сопутствует оному бред,
И вот уже — доктор поймёт, в чём секрет:
Мания есть, а величия нет!?

Минск. Весна. Солнце. Надежда...

По рождению я не минчанин:
Мне тосклив этот менталитет,
Где хорошего не замечают,
И веселья, открытости нет.
 
Город древний, красивый и чистый,
Стал оазисом дури, хапуг,
Царством лиц беспросветных и кислых,
Хвастовства друг пред  другом потуг.
 
Здесь занудство и зависть пануют,
Злобы мелочной ширь и размах…
Ты достоин знать долю иную,
Где тоска не гнездится в умах.
 
Я хочу, чтобы в нашей столице,
Человек сам себя не гнобил,
Не боялся душою открыться,
Равнодушье к другим победил.
 
Просыпайся же, Минск, кличет Солнце,
Вновь весна к обновленью зовёт,
Открывайте сердец все оконца:
К счастью, Братья и Сёстры, вперёд!
 
И не ждите вы импульса сверху,
Бесполезен он в нравственной тьме,
Деньги, власть…не порадуют. Меркнут.
Если радость в духовной тюрьме.

Кто враг?

Что мешает нам жить, как нектар сладкий пить,
Что мешает счастливыми, добрыми быть;
Знает каждый – коварные, злые враги,
Захватившие недра, финансы, мозги…
 
А победу над ними легко одержать:
Только мучить себя и других перестать.
Но банально, тоскливо – на наш идеал,
Лучше в морду кому, матерщину, скандал…

Песня японских танкистов

И летели наземь самураи,
Под напором стали и огня.
Братья Покрасс. Б. Ласкин
 
Японские танкисты на бой летели в танке,
Японские танкисты читали громко танку;
Вот выстрелила пушка, и в танк попал снаряд,
Выскакивают быстро, а иначе сгорят.
 
Им гейши будут хайку читать за чашкой чая,
Суровый быт военный, искусством облегчая;
Танкисты будут слушать, и слёзы проливать,
Сгоревшую машину со скорбью вспоминать.

Даманский. 50 лет...

Насчёт Даманского сегодня тишина,
Молчат погибших монументы и могилы,
Спит одурманенная сказками Страна,
Или забыла, что и как тогда Там было?
 
“Проснтесь граждане!” Погибших голоса
Через полвека к нам настойчиво взывают.
Кто закрывает на Историю глаза,
На грабли снова, и больнее, наступает…
 

Обратная связь - stihiby@yandex.ru