Песня о счастливой семье

«Верна ли ты мне, дорогая?!»
«Конечно, единственный мой…»
В шкафу в это время, вздыхая,
Мужчина таился нагой.

Когда ж он домой возвращался,
Покинув спасительный шкаф,
То парою сей восхищался,
Жене комплименты воздав.

И муж пребывал без печали,
Супруге был верен одной;
Рога лишь слегка затрудняли
Убор водружать головной.

Весенний сюрприз

Тёплым весенним деньком
Клещ в меня впился тайком;
Я же его не узрел,
Горько потом пожалел.
 
Парализован стал я,
С уткой теперь мы друзья,
В койке всё время лежу,
И никуда не спешу.
 
Часто приходят во сне
Женщины голы ко мне,
Только у них вместо губ
Кровососущий раструб.

Жажда жизни

Жить так хочется, конечно;
Прости, Господи, нас грешных;
Только так, чтоб это было
В удовольствие и мило.

Сколько же ещё осталось,
Лет так 30? Или малость?
Ясно, что не мне решать,
И Судьбе не помешать.

Мы ж друг друга всё терзаем,
И сочувствия не знаем,
Ни к другим, и ни к себе,
Мрём в бессмысленной борьбе.

С этой целью в этом мире
Нас родили и растили?
Чтобы ближних пожирать?
Ждали ТО Отец и Мать!?

«Самое дорогое у человека — это жизнь. Она дается ему один раз, и прожить ее надо так, чтобы не было мучительно больно за бесцельно прожитые годы, чтобы не жег позор за подленькое и мелочное прошлое и чтобы, умирая, смог сказать: вся жизнь и все силы были отданы самому прекрасному в мире — борьбе за освобождение человечества».
Николай Островский «Как закалялась сталь»

Истина в шесте

Сон мне яркий недавно приснился:
Как Тарзан на шесте я крутился,
Оголяя себя напоказ,
Вызывая у женщин экстаз.
 
Мне купюры в трусы насовали,
Тело в клочья едва не порвали,
И у дам повсеместно в глазах,
Так и было написано: «АХ!»
 
Я проснулся. И сразу же пузо,
О себе вдруг напомнило грузом;
А кальсоны с огромной дырой,
Пустовали. Лишь ныл геморрой…

Крик души в подъезде

Где же вы, где же из ЖЭСа «сапёры» -
Действуют в нашем подъезде «минёры»,
Кучи заложены на этажах,
Метят жильцы ареалы в углах?

В доме своём, в двадцать первом –то веке:
Хуже скотов есть вокруг человеки.
Где же враги нам, за морем, границей?
Или свои, гадить склонные лица?

Тайные общества к нам заходили,
Иль иноверцы вокруг «наследили»?
Нет, тут чужих уж давно не видали,
Это свои же, соседи, на…ли.

Люди! Опомнитесь! Что ж вы творите?
Люди! Хотя бы себя берегите….
Крикнул в сердцах… А в ответ тишина.
В душах людей неприступна стена.

Где же увидеть в стене этой лучик,
Кто же разгонит над ней злобы тучи?
Рожу рогатую вижу лишь снова,
Кривит в усмешке враг рода людского.

Старая дева

Старая дева с восторгом гордилась,
Тем, что невинность её сохранилась…
Ставила вечно себя всем в пример,
Звала на «сучек?» к принятию мер.

Только, коль в деле-то сём разобраться…
Не было ж склонных её домогаться,
Сразу у всех пропадала охота
После общения с нею чего-то?

«ДЕвица» я» — говорит – строгих нравов.
«Грех» же повсюду, как мор и отрава».
Только за этой напыщенной злобой,
Чуется глас невостребной утробы.

Вот и иные, как старая дева,
Страшно бояться шагнуть вправо, влево,
И целомудрием правил гордятся…
Грустно, смешно; и охота плеваться?

1 апреля?

Первого апреля все смеются,
От души, легко, без напряжения...
Наши люди хмуры остаются:
«Не было на то распоряжения!»

Природы ишаку не одолеть

Если ты от Природы ишак,
То оденешься в галстук и фрак,
В лакированных туфлях явясь,
Всё ж не скроешь свою ипостась.

Ведь полезешь вести разговор,
Уж молчал бы. Так тянет задор.
И о чём не была б речь твоя,
В ней отчётливо слышно: «Ия!»

Мы - одной крови

Чтобы жизнь была легка -
Глуп же, кто страдалец –
Ты смелей на земляка
Направляй свой палец.
 
Говори, что виноват,
Он во всём на свете;
Пусть помучается брат,
Ты же рад будь этим.

Доброта и жизнь

Мне казалось с милым
Рай и в шалаше…
Долго доходило:
Это лишь клише.

Оказался «милый»
Редким мудаком,
Конченым дебилом
С шизнутым мозгом.

И теперь одна я
Много лет подряд.
«Вот была дурная!»
Люди говорят.

Люди обожают
Осуждать других;
Сами же рожают
Мудаков таких…

Был бы хоть уроком
Мой пример везде;
Жизнь порой жестока
К склонным к доброте.

Обратная связь - stihiby@yandex.ru