Лара


Как девушку её я не любил.
Я Ларочку хотел не так, чтоб очень сильно.
Ей дорогих подарков не дарил.
Шампанским сладким не поил её обильно.
 
За ней я не ухаживал почти.
Под руку не водил её по ресторанам.
На танцы с Ларой не желал идти.
По существу, расстаться было бы пора нам.
 
Она была мне вовсе ни к чему
И я ей был совсем, ну, вроде бы, не нужен
И очень удивлялся я тому,
Что вместе часто так бродили мы по лужам.
 
Гуляли и болтали ни о чём.
Мы с нею были странной и нелепой парой.
Смеялись люди, видя нас вдвоём.
Совсем не обижались на людей мы с Ларой.
 
Мадмуазель – качёк. Я рядом с ней
Совсем уже казался маленьким и тощим.
Она была физически сильней –
Берёза крепкая из белорусской рощи.
 
И я её совсем не ревновал.
Я ж не собака, что бы охранять чужое.
В её дела нос длинный не совал.
Мы были рядом, но вот не было нас двое.
 
И вот, однажды, к ней любовь пришла,
Как летом снег на голову свалилась
И Лара меня тут же позвала,
Чтоб рассказать: как сильно и в кого влюбилась.
 
Я к ней пришел. Она открыла дверь,
А рядом с ней другая девушка стояла.
Прекрасна, хоть глазам своим не верь.
Точь в точь фотомодель из модного журнала.
 
Вау! Это было ка вэ эн смешней.
Едва сквозь рот не выскочило сердце.
О, да, мне сразу стало веселей.
Чуть не упал через распахнутую дверцу.
 
Не мужика мне Лара предпочла.
Она искала не сильней и не богаче.
Подружку у кого-то увела.
Ну, значит, не могло и быть иначе.
 

Идейная жизнь


На поляне в ментальном саду
Ранним утром идея родилась,
У сознанья росла на виду
И в дела воплотится, стремилась.
 
Информации дождь поливал,
Освежая её и питая,
А внимания свет согревал,
Ярко, ярко над нею сияя.
 
Вырастая, идея взрослела,
Находила в материю путь.
Развивалась она и умнела,
Раскрывая пред разумом суть.
 
Наполняла пространство плодами
И для новых прекрасных идей
Стала мамой. Её семенами
Засевалось сознанье людей.
 

Радость медитации


Вот тихое, доброе счастье струится
Тёплым потоком сквозь окна души.
Ласковым светом заполнить стремится
Полупустые мои этажи.
 
Втекает сквозь темя спокойной волною,
Радугой яркой ласкает глаза,
А я наслаждаюсь её  красотою
И радость, словно под солнцем роса
 
В июльское утро во мне засияла,
Но я не в гости её пригласил.
И я ею стал, и она мною стала.
Разум мой ясен и мир сердцу мил.
 

В чём смысл жизни?


Я оставлю вопрос без ответа.
Пусть стоит он у всех на виду,
Под напорами яркого света
На поляне в ментальном саду.
 
Изгибается пусть одиноко
Дуновением мыслеветров
И под тяжестью версий глубо`ко
Утопает во веки веков.
 
Пусть для ищущих будет трамплином
Для разгона на вечном пути
И в вопросе для душ всех едином
Каждый сможет ответ свой найти.

Новый год

Не стал год старый провожать,
Лёг ровно в полночь спать в кровать…

А утром я открыл окно.
Зима пушистым, ярким чувством,
Чуть охлажденным чудным сном
Впорхнула в душу. Красок буйство
В единый слилось белый свет.
Был старый год. Его уж нет,
А новый в очереди лет
Сегодня ночью был рождён.
Свой первый день встречает он.
   
Он начал с чистого листа,
Укутав землю в свежий снег.
Струится в душу красота,
А время продолжает бег.
Состарится и этот год
И не один сугроб забот
В сердца людские наметёт.
Начертит новые следы
Бригада будней суеты,

Но только радость и покой
Несёт пушистый ветерок
Тем, кто сегодня трезв душой.
Прохладным счастьем в душу лёг
Январского рассвета свет.
Проблем вчерашних стёрся след.
Год старый вечностью допет
И вынут новый календарь.
День первый, выходной, январь.

Дворец страстей


Я сам себя придумал
Однажды во бреду
И очень долго думал: -
— «Что я имел ввиду?»
 
Похож я на мультяшный
Прикольный персонаж
(Из старой сказки) важный.
В дворце страстей я паж.
 
При них на побегушках,
Как будто состою.
О них и об игрушках
Болтаю и пою.
 
Они меня гоняют
Друг к дружке по делам,
Как мячиком играют
И счёт ведут голам.
 
— «Возьми игрушку эту!»
— «Беги туда, сюда!»
— «Ползи, ищи монету!»
— «Отдай мне дни, года!»
 
Им, будто, подчиняюсь
И продолжаю бег.
Кручусь, верчусь, стараюсь
Весь свой короткий век.
 
Мной, вроде, страсти правят
И вроде, им служу.
Они на душу давят.
На них всю жизнь «пашу».
 
Но это просто сказка,
Придуманная мной,
Весёленькая пляска
С игрушечной войной.
 
Я сам себе свой образ
В мульт жизни врисовал.
Потом и вид и голос
Не сразу узнавал.
 
Придуманные страсти
Не управляют мной.
Я автор. В моей власти
Дать духу выходной.
 
В любой момент покину
Рисованный дворец.
Свои все страсти скину
В игрушечный ларец.
***
Играть мне надоело.
Окончена игра.
И я берусь за дело.
Давно уже пора.

Стою на перекрёстке


Стою, как столб, на перекрёстке
Людских духовных разных троп.
На чёрно-белые полоски
Разделены тропинки, чтоб
На них по долгу не стояли,
А шли и в основном вперёд,
Но лучше, чтоб быстрей бежали
И если кто-то упадёт,
Чтоб далеко вниз не катился,
Петляет каждая тропа
И как бы низко не спустился
И как бы ни была слаба
Душа у путника любого,
Путь для него наверх открыт.
Чтоб не допущен был, такого
Закон вселенский не велит.
 
Смотрю, как двигаются души.
Как электроны в проводах.
Им к небу проводник не нужен.
Любовь у них в проводниках.
Стою, смотрю. Мне интересно…
Вон, кажется тропа моя.
Пора идти мне, если честно.
Уж очень задержался я.
Но просто так мне надоело
По чёрно-белому шагать.
Пущу-ка, по дороге в дело
Слова и ими украшать
Я стану скучные полоски,
Чтоб было, топать веселей
По тропке узенькой, неброской
Потом кому-то и светлей.

Маленький пруд


Страшнее бури и землетрясения,
Ужасней пожара и наводнения
Была Любе внешность природой дана:
Тощее тело, лицо конопатое,
Ноги кривые, рук пальцы лохматые,
Однако же не унывала она.
 
Просто девчонка — трудяга фабричная.
Жизнь от аванса к получка обычная.
Звучит в ушах эхо великой войны.
Бомба когда-то семью уничтожила
И до победы с трудом Люба дожила.
О детстве кошмарном ужасные сны.
 
Тусклая, нищая жизнь одинокая,
Серая, скучная, к Любе жестокая
И сильный в стране женихов дефицит.
Даже бухгалтерша Света – красавица
Очень старается, чтобы понравится.
Рысцой каждый вечер на танцы бежит.
 
Но не теряет надежды Любавушка.
Есть за общагой фабричной дубравушка.
За этой дубравушкой маленький пруд.
Там рыбаки иногда собираются,
Те, кто рыбалкой всерьёз занимаются.
Здесь тихий, спокойный, почти трезвый люд.
 
Так вот, увлекалась Любава рыбалкой
И удочкой маленькой, хлипкой и жалкой
Девчонка ловила себе на уху.
В любую погоду по воскресением.
Рыба была для бюджета спасением,
Конечно, когда в котелке на верху.
 
Был один день: что-то рыба не ловится,
Словно в пруду она вовсе не водится.
У берега просто совсем не клюёт.
Рыбак молодой ей корзину приносит
С не мелкой рыбёшкой и девушку просит: -
  — «Сегодня не твой, Люба, день, так что вот:
 
Я с лодки немного ещё порыбачу
И если позволишь, тебя озадачу.
Прошу: навари нам ухи на двоих!
А юношу этого звали Володей.
В нём нет ничего необычного вроде.
Он среднего роста, спокоен и тих.
 
Крепкие руки и плечи широкие,
Старые шрамы на теле глубокие.
Простецкий парнишка совсем молодой.
Девушкам местным Володя не нравился.
И не красив и ничем не прославился.
Считали, что он не в ладах с головой.
 
Вот Люба Володю ухой накормила,
Потом одиночество их подружило.
В общагу Володя потом зачастил.
Нет! Не было чистого, сильного чувства,
Могучих страстей гормонального буйства.
Так просто Володя к Любаве ходил.
 
Пол века прошло. Всё в трудах да заботах.
Володя с Любавой при малых доходах,
Но тихо и дружно прожили вдвоем.
Детей восемь душ и четырнадцать внуков,
Свой собственный дом, грядки редьки и лука…
И рыбачить ещё ходят на водоём.
 
И часто в глаза они смотрят друг другу,
На лодке плывя по обычному кругу.
Глаза излучают такую любовь,
Что кажется, будто вчера поженились,
Былые мученья им словно приснились,
А месяц медовый взошел в душах вновь.
 

Ментальная уборка


Сделаю швабру ментальную,
Чтоб глупые мысли гонять,
Голову многострадальную
От них охранять
 
И по сознанию с тряпочкой
И с моющим средством пройдусь.
С яркою, умною лампочкой
Я в нём приберусь.
 
Все сорняки с корнем выдерну
Из грядок ментальных своих,
В мусорку вынесу, выкину,
Все выброшу их.
 
В бане ментальной я вымою
Мочалкой до блеска все те
Нужные мысли, что жизнь мою
Несут к красоте.
 
Всех разложу их по полочкам,
Чтоб в нужный момент доставать,
Ими как ниткой с иголочкой
Судьбу зашивать.

Территория нирваны


Территория безбрежного покоя,
Та изначальная прародина души,
Куда ей вернуться хочется порою,
В уюте отдохнуть сверкающей тиши.
 
Это территория нирваны,
То место, где пространства больше нет.
Времена сливаются и страны
Воедино, остаётся свет.
 
Остаётся яркий свет и звук прекрасный
И вечного дыханья Божьего тепло.
Сюда разум не заходит даже ясный.
Желанье ни одно добраться не смогло.
 
Лишь покой. Я есть и меня нету.
Я теперь и всё и ничего…
Я поток Божественного света,
И звучанье голоса его.
 

Обратная связь - stihiby@yandex.ru