Айсберг

Сердце ледяное
У него в груди.
Не болит, не ноет,
Мозгу не вредит.

Не мешает делу
Жарких чувств поток.
Разум есть и тело
И земли кусок.

Есть своя машина,
Должность и доход,
Замок на вершине
И полно забот.

Есть жена и дети
И любовниц шесть.
Он за них в ответе.
Все в расчетах есть.

И на всех расходы
Вписаны в тетрадь.
Но с таким подходом
Бесполезно ждать - 

Сердце не оттает.
Чувств горячих нет.
Он любви не знает
И душевных бед.

Исдурик

Всего столетие пройдёт,
Откроется архив
И сможет каждый идиот,
Плод знания вкусив,

Все документы изучить,
Все факты от и до
И, рассмотрев событий нить,
Тщеславием ведом,

Напишет будущий дурак
О прошлом толстый том.
Развеет книга древний мрак,
Но, всё равно, нигде никак,
Не будет правды в нём.

Прошляки

Вы стоите на перроне.
Ждёте поезд в день вчерашний.
Кто-то ноет. Кто-то стонет.
Кто-то требует отважно,

Чтобы к ним вернулся Сталин
Или русский император,
Чтобы сгинули, пропали
Олигархи – бюрократы.

Вы стоите неподвижно.
Света нет в конце тоннеля.
Рельсов нет. Гудков не слышно.
Неужели в самом деле

Есть какая-то возможность
Возвратится сквозь эпохи?
Вам самим ещё не тошно
От нелепой суматохи,

От бессмысленных фантазий
О богатых днях минувших?
Этот день не так прекрасен
Потому что ваши туши

Лишь стоят и критикуют
И мечтают о спасеньи,
Проклиная жизнь такую,
Нищету и невезенье.

Ждёте древнего героя
Погружаясь в грязь всё глубже,
Утопая плотным строем
В самодельной мелкой луже.

.Счастливые мысли

Летают по миру счастливые мысли.
Усиленно ищут жильё и еду.
Но заняли место коварные числа,
Вещизма жестокий и жадный колдун,

Мечты о богатстве, о власти и славе,
И память о прошлом, которая давит,

И ворох ненужных, чужих новостей.
Счастливые мысли стучатся в окошко,
Но места им нет. Слишком много гостей.
У каждого гостя огромная ложка.

И наглые гости едят настроенье.
И душу усталую литрами пьют.
На них удивлённо взирает сомненье,
Что разум – хозяин дающий приют,

Что он не слуга для обжорливой шайки.
Он всё, что имеет, даёт без утайки.

Под властью бандитов болит голова.
Счастливые мысли остались за дверью.
У них на жилплощадь забрали права.
Пора улетать. Не бывать новоселью.

Хождение по воде

Я пройду по реке словно посуху.
Будут думать, что Дима святой.
Словно мудрые ламы раскосые
Или лёгкий туман над водой,

Прошагаю над быстрым течением.
Не намочит потоком носки.
Докажу, что достоин почтения,
Что с природой мы очень близки.

У меня есть такие способности.
Есть комплект удивительных сил.
Нет причин для сомнений и скромности.
Я недавно ходули купил.

Побегушки

Попытка сбежать от себя.
Не так уж она бесполезна.
Я знаю подобных ребят,
Которым в себе стало тесно.

Которые часто бегут
Куда-то от собственной тени,
От памятных, давних минут
Прожитых когда-то не с теми.

Уходят от старых проблем,
От мыслей и чувств надоевших.
И прячутся только за тем,
Чтоб рядом их было поменьше.

Но с каждым побегом таким
Растут неизбежно, в итоге,
У них пред собою долги…
Зато укрепляются ноги.

Зонтичный отпуск

У зонтов недельный отпуск.
Хоть немного отдохнут.
Вредный дождь, такой оболтус,
Показал зонтам как крут.

Бил и мял на пару с ветром.
Всех в округе замочил
И лишил тепла и света.
Но вот-вот падёт без сил.

Лупит вниз сплошным потоком.
Попадает в каждый зонт.
Скоро кончится морока.
Будет отпуск… и ремонт.

Вертихвостка

Ты ворвалась словно буря.
Сокрушила мой покой.
То смеясь, то бровки хмуря,
То в халате, то нагой
Громко топала по дому,
А потому ушла к другому.

Я не звал тебя, но, всё же,
Приютил и накормил.
Ты на стол клала сапожки.
Говорила, как я мил,
Щекотала, целовала,
Не дала и убежала.

Я себя не узнаю

Я себя не узнаю.
Как мне быть, уже не знаю.
Вот, живу в родном краю.
Здесь знакомая такая

Деревенька за окном.
Помню лес и помню трассу.
Мне известен каждый дом
И людей знакомых масса.

Вот диван и вот мой стол.
Ноутбук и принтер тоже.
Только к зеркалу пришёл…
— Где я видел эту рожу?

Убить время

Я не всегда со временем дружил.
Оно мне часто тем же отвечало.
Порой тянулось из последних сил.
Порой, как паровоз, куда-то мчалось.

И я за ним отчаянно бежал
И успевал догнать на поворотах.
Коварных будней шумный карнавал
Лишал меня здоровья и свободы.

Мелькали годы. Долгие часы
Стояли, словно вечность, на дороге.
Ломались хрупкой памяти мосты,
Но никогда, ни разу я, в итоге,

Ни в мыслях, ни в реальности, ни в снах,
Ни для какой красивой, глупой цели,
Не нападал с оружием в руках –
Не убивал ни сутки, ни недели.

Обратная связь - stihiby@yandex.ru