Толстый город

Толстый город мощной пастью
Ест просроченных людей.
Не жуёт, не рвёт на части,
Словно сказочный злодей.

Как змея, глотает жадно,
Прямо в шмотках, целиком.
У него обед бесплатный.
С воздержаньем не знаком.

Жрёт и жрёт. Не прекращая.
Наполняется нутро.
Каждый пятый помещает
Тело в тусклое метро.

Скорый поезд

Поезд – тот ещё чудак.
Он идёт, а должен ехать.
Не пойму его никак.
Что за странная потеха?

Вышел утром на маршрут.
Стал колёсами на рельсы.
Пассажиры тихо ждут.
Им безумно интересно.

Где же бродит паровоз?
Где уютные вагоны?
Но не слышен стук колёс
У постылого перрона.

Сотни пар усталых глаз
Смотрят вдаль и видят чудо.
Опоздав на целый час,
К ним идёт металла груда.

Пролетает жизнь экспрессом

Пролетает жизнь экспрессом.
Впереди дороги лента.
И мелькают интересно
За окном судьбы моменты.

Убегают дни и годы.
Но пока не виден финиш.
Толпы разного народа
На пути своём увидишь –

И процента на запомнить.
Всё сольётся воедино.
На пути и пыль и копоть,
Кочки, рытвины и мины.

Всё быстрей несётся время.
Всё сильней трясёт на трассе.
С каждым метром наше племя
Больше, старше и чумазей.

И нельзя остановиться,
Чтобы с мылом вымыть души.
Наш экспресс стрелою мчится.
Без конца тараня лужи.

Осторожность

Ответ на Высланы визы Рины Сокол

«Ты боишься сюрпризов 
и закрытых коробок.
Придет «завтра» и вызов...
перед будущим робок.

Тебе нужно знать точно:
что за тайна под крышкой
и стоять хочешь прочно,
исключив все интрижки.

Каждый день, как на мине…
уже высланы визы
в ту страну, где отныне
раздаются сюрпризы.»


Не страшусь я сюрпризов
И закрытых коробок.
Отвечаю на вызов
И ответ мой не робок.

Просто знаю я точно,
Если тайна под крышкой
Не прозрачной и прочной,
Либо это пустышка,

Либо что-то такое,
Что реально опасно.
Я коробку открою,
Но заранее ясно,

Что сюрпризы как мины.
Нужен опыт сапёра.
Нет загадок невинных.
Все, что скрыто от взора,

Представляет опасность.
С ней придётся считаться.
Мне давно не двенадцать.
Не боюсь опасаться.

Ночные радости

Падает на небо
Сумрака вуаль.
Умер день нелепый.
Мне его не жаль.

Он прошёл в заботах.
Не принёс побед.
Скучная погода.
Тусклый солнца свет.

Пробежали мимо
Серые часы.
Ночь неумолимо
Катит в гору сыр –

По хрустальной тропке
Тащит вверх луну.
Юный ветер робко
К облаку прильнул.

Наступает время
Сказочных чудес.
Вечер сладко дремлет.
День давно исчез.

Погружаюсь в радость
Ярко-сладких снов.
Грусть моя скончалась.
Снова я готов

К тихой доброй ночи,
К раю дивных грёз
Ласковых и сочных
И смешных до слёз.

Мозоль

Боль снести бывает трудно,
Если душу слово рвёт.
Стая громких букв паскудных,
Покидая чей-то рот,

Словно нож, жестоко ранит,
Рассекает и крошит.
От вонючей, злобной брани
У души потёртый вид.

Но больнее фраз жестоких
Есть на этом свете боль.
Не сберёг в дороге ноги.
На мизинчике мозоль.

Как я нашёл себя

Я себя потерял и никак не найду.
Может, выпал вчера из кармана.
Нет меня в огороде, в сарае, в саду
И на стройке, под башенным краном.

Я на крыше искал, на ковре и в шкафу,
Под столом и в гранёном стакане.
Я заглядывал в тумбу, в комод, под софу,
Во дворе: под пенёк и под камень.

И ощупывал всё, но себя не нашёл.
Не нашёл ни единого следа.
Был мой поиск суров и безмерно тяжёл
И казалось – нигде меня нету.

Но однажды, в прихожей, увидел в углу
Этот образ родной и знакомый.
Вот же я! Очень близко. Стою на полу.
Прямо в зеркале. Вот он – я, дома.

На краю осени

Листья клёна засыпали тропку,
Одеялом легли на газон.
Первый снег чистый, хрупкий и робкий.
Прошмыгнул мимолётно как сон.

Опустился и тут же растаял,
Не коснувшись холодной земли.
Серость туч, словно волчая стая,
Пробежала и скрылась вдали.

Лучик солнца купается в луже.
Свежий ветер как кофе бодрит
И промокшие волосы сушит.
Нерешительно время стоит

И не движется с осени в зиму.
Может быть не по нраву мороз
Или в этот ни с чем не сравнимый
Яркий миг в подсознаньи хранимый
Время тоже влюбилось всерьёз.

Жертва клоуна

Он выходит на арену
Как солдат в последний бой.
Человек несовременный.
Весь раскрашенный такой.

Не видать лица под гримом.
Прячет лысину парик.
Личность клоуна незрима.
Скрыт от зрителей старик.

Не видна его усталость.
Не видны народу боль
И отчаянье и ярость.
Спрятал всё. Осталась роль.

Вновь играет идиота.
Вновь его на сцене бьют.
Клоун болен. Он измотан.
Но в душе совсем не шут.

И жива стальная воля,
Благородство, острый ум.
Только людям нужен нолик
Создающий дикий шум.

Людям нужен неудачник,
Чтоб казаться рядом с ним
И значительней и ярче.
Им дурак необходим.

И артист смешного жанра
Вновь унижен пред толпой.
Ради глупых и бездарных
Клоун жертвует собой.

Всё бы бросить

Всё бы бросить, да взлететь
Над проблемами,
Позабыть, как старый сон
Эти хлопоты.

Разорвать контактов сеть.
Груз с дилеммами
Сдать, как старенький картон
Плотно свёрнутый.

Всё б оставил. Только ведь
Хризантемами 
Будет путь не умощён,
Если попусту

Налегке вперед переть.
И богемными
Весь не будет озарён
Он свободами.

Обратная связь - stihiby@yandex.ru