Так решено, видать, на веки...

Так решено, видать, на веки
Наша жизнь сплошной обман.
Лишь в глазах мелькают вехи,
Петляя по заснеженым годам.

То здесь, то там всплывают фото
С тобой стоявших у ворот.
Но вот уже далёкий этот кто-то,
А некто кинул камень в огород.

Ну что ж, такое тоже в жизни надо...
Обман обману всё же рознь.
Грешный путь бывает как начало…
Как только что забитый гвоздь.

Дед Мороз


Это что еще за поза,
Прямо мордою в салат?
Ведь просил, Деду Морозу
Больше чтоб не наливать.

Он упал, превысив дозу,
Перебравши коньяка.
Ведь судьба Деда Мороза
В этот вечер не легка.

Ведь, когда у всех веселье,
Он подарки принесет
Ну, а утром на похмелье
Кто тогда его спасет?

Ни кому уже не нужен
В это утро будет Дед.
С перепоя, и простужен.
Как избавиться от бед?

Отойдет от коматоза,
Только праздник лишь
минет.
И тогда про Дед Мороза
Вспомнят только через год.

Ну, а в вечер новогодний,
Дед Мороза ждать пора.
Будет много пить сегодня,
И, с надеждой, ждать утра.

Владимир Сидорук

Гостья грусть

Опять ко мне явилась грусть.
А я не звал такую гостью.
Стучится в дверь. Сейчас спущусь.
Возьму унылую за хвостик

И провожу в уютный зал
И напою горячим чаем.
Она пройдётся вдоль зеркал.
Потом расплачется печально.

Её утешу, как смогу,
Улыбкой, словом и конфетой.
Не отпущу в ночную мглу.
Пускай побудет до рассвета.

А ранним утром у окна.
Посмотрит вдаль – на день грядущий
И станет радостью она.
И будет гостьей самой лучшей.

Экспромт

Судьба поэта не легка,
Зато богата на конфузы.
И к рюмке тянется рука,
Ускорив появление музы.

Владимир Сидорук

Осень


И снова осень плачет над борами,
И пахнет очень дымом и грибами.
Роняют позолоту на тропинки
Поникшие берёзки и осинки.
 
А в небесах кружатся птичьи стаи,
Чтоб молодых в ряды свои поставить
И унестись потом в чужие страны,
Махнув крылом прощально гнёздам старым.

Я улетел бы тоже вместе с ними
В края с теплом, где не бывают зимы.
Но русский – гость нежданный за горами,
И вряд ли осень пахнет там грибами.

Вагонные страсти

Ехал в поезде  и натерпелся сраму,
Когда дёрнулся вдруг на ходу вагон:
Налетел на полке нижней я на даму,
И вскочил, бубня испуганно: «Пардон!»
 
Неохватных и расплывшихся размеров,
За 60 давно, и в центнер с лишним вес;
Молча выслушав упрёк в дурных манерах,
Удалился, проклиная МПС.
 
Нет бы плюхнуться на тело помоложе,
С извинением подольше полежать,
А не слышать причитанья старой рожи,
Коей только остаётся лишь брюзжать.

Мрак

Нож в спине.
Выхожу из саркофага
Твоё тело на костре.
Наберу в шкатулку праха.
Локи почетает вам, 
Я как пленник, 
Мои ноги в кандалах,
Дьявол запустил игру-
Бесполезно будет плакать.
Заливаю этот яд
Иду в пекло по следам, 
А со мною твоё сердце-вырвал его и забрал.
Сердце просит
«О, Господь, помоги скорее нам»,
Но тебя не спасёт тот, кто сотворил весь этот мрак. 

Халактырский пляж!

Вулканический песок. Закат. Туман…
Я с тобой сегодня, Халактырский пляж.
Катит волны мощно Тихий океан,
В девяти часах от дома в Минске аж.

Я в восторге и раздумьях в тот же час:
Широка Россия и богата всем,
Что-то там внутри, в умах не так у нас,
Коль в плену мы нерешаемых проблем?

Россия! Вернее, принимающие решения. Дорогу-то нормальную к Жемчужине Камчатки, её бренду, можно построить?! За счёт «эффективных», рукойводящих и

Моя звезда

Гори — сияй, моя звезда,
Средь прочих звёзд на небосклоне.
Ты будешь точкою в ладони,
Ты не погаснешь никогда.


С тобою не собьюсь с пути.
Ты слова мне в укор не скажешь.
Лишь, с неба, молча, путь укажешь,
Которым нужно мне идти.


Я в небесах зажег звезду.
Пускай горит на небе ясно.
Ее свет больше не погаснет,
И даже в час когда уйду.

Владимир Сидорук

В Петропавловске-Камчатском!

Я побывал в Краю, России где начало,
Наелся рыбы, был Природой вдохновлён,
Меня там многое приятно восхищало,
Гостеприимством местных жителей пленён.
 
Глядел на город и Авачинскую бухту,
С Мишенной сопки, словно птица на лету,
И бормотал невольно восхищённо: «Ух ты!
Спасибо, Господи, за эту красоту!»

Обратная связь - stihiby@yandex.ru