Сверхъестественное

(кто смотрел — тот поймёт))

Болью страх сковал движенья,
Ты боишься, словно смерти,
Шепчешь: «Дьяволу не верьте!»
И душа холодной тенью,
Улетучилась в мгновенье.
Ты лишь ком бездушной тверди.

Что ж, продать — всего мгновенье.
Год тебе прожить осталось,
Год всего — какая малость.
За простое откровенье,
За желанья исполненье.
Где-то в рёбрах стынет жалость.

Год прожить, и в ад без боя,
Очередь стоять не надо.
Стынет страх в тяжёлых взглядах.
Коль души всё это стоит,
Что ж сейчас ты вечно ноешь,
Разгоняя духов стадо?

Жизнь в охотничьем костюме.
Разве ты мечтал об этом?
Разве то, что в пекле где-то,
Твой отец в вонючем трюме,
Это мало? Дьявол рюмку,
Что ж, есть смысл и выпить это.

Ты мужик, не должен плакать,
Ты задавишь снова слёзы.
Дьявольские слыша грозы,
Вспомнишь ты родного брата,
Дьявольских открытье врат, и
Ведь жалеть о прошлом поздно.

25.10.2010 23:02



  • 26 октября 2010, 22:43
  • Kai
  • 2

Полуночнице

Бессонной ночью нечего терять.
Замки спадут, обрушатся мосты,
Расплавится усталости печать,
Обнимет сумрак мысли и мечты,

И ты, за долгий месяц онемев,
Успеешь досчитать до двадцати...
Когда подступят к горлу боль и гнев,
Из губ заставив выплеснуться стих,

Не поддавайся дрёме: не впервой
Тьму горькую ночей лакать до дна
И в полночь издавать протяжный вой,
Как будто криком жизнь уценена,

Смотреть туда, где самый липкий мрак
Ползет по крышам, скалясь и рыча,
Где до утра (печально добрый знак...)
В траве не гаснет слабая свеча,

И знать, что стало хуже во сто крат,
И, кривясь, пить рассветы допьяна,
И медленно вливать кофейный яд
В больную душу, жаждущую сна...
19.03.2010

Отстучат...

Отстучат телеграфные строки,
Как копыта усталых коней,
Бесконечные слабые токи
Заплутают в бездарности дней.

Ни посланий, ни снов, ни желаний,
Ни безумного рвенья во мглу,
Ни разбоев, ни войн, ни восстаний,
Только серые тени в углу.

Только блики от свеч и посуды,
Алкогольного бремени блажь,
Отголоски от старой простуды
И растаявшей жизни пейзаж.

Умираю, друзья, умираю,
Прославляйте бесславный конец,
Что я жил без конца и без края
В этом стаде заблудших овец.

Отстучат телеграфные строки,
Извещая о смерти моей,
Бесконечные слабые токи
Заплутают в бездарности дней.

маме

Я строчки эти посвящаю матери своей,
кому ж ещё я благодарен как не ей,
за жизнь свою ни капли злобы от нее я не увидел,
но сколько ж раз за 20 лет своих её обидел,
И словом жестким и поступком грубым,
ни раз смотрел на слёзы взглядом глупым,
не понимал я, что случилось,
а на диване мать от слёз давилась.
Я мимо проходил не раз,
и думал: -«Ай пройдёт сейчас»,-
поплачет час, и всё уйдёт,
но в сердце боль ее живёт.
Ведь не должно быть так,
чтоб сын обидел свою мать,
чтоб дочь смотрела с высока
ведь мама лишь одна у тебя!
С улыбкой в школу провожала,
И с выпускного с ней встречала,
и в универ отправила любя,
И будь уверен ждёт домой всегда тебя!
А вспомни детство, всё поймёшь,
Ни капли лжи в глазах ее ты не найдёшь,
всегда обнимет, приласкает,
И сказку на ночь почитает,
На свете нет дороже человека,
чем мама, и я недавно понял это,
давайте же не будем ждать конца-
обнимем маму, скажем я люблю тебя.


Пришла любоФЬ...

Пришла любовь, когда завяли розы
И потускнела синива.
А по щеке ручьем стекают слёзы,
Любовь — моя любимая пора!
Она — как рана в сердце сером,
Она — как лепесток зари -
Лежит, укутавшись на белом,
Сидит тихонечко внутри.
И вот она цветет и пахнет,
А все вокруге тверже льда.
И гаснет свет, как свечка чахнет
И наступает тишина.
И мчится рейс твоих эмоций,
Наполнен ягодами слов.
И греет в след лучами солнце,
Да так, что закипает кровь.
И крик души собачьим лаем
Прольется проливным дождем.
Завьётся сердце красным знамем(авт.«знаменем»)
Любовь пришла, как сладкий сон.
И жизнь теперь, как та «раскраска»,
Какие хочешь есть цвета.
Любовь — как сон, любовь — как сказка,
Жизнь без любви — жизнь сапога!

Постой

Любовь.… Как много значит это слово
для тех, кто раз его поняв,
понять захочет снова,
снова предпочтет любой из всех забав.


И вот, забыв про раны и обиды,
забыв или простив в душе своих врагов,
забыв про меч грозящей Немезиды,
ты только счастье в мире видеть уж готов.

Взмывая ввысь на крыльях радости и счастья,
Ты видишь только солнце и безоблачную даль.
Ни капельки дождя, ни тени нет ненастья,
Куда-то глубоко запряталась печаль.


Но все ж… Чем выше ты паришь, чем выше поднимаешься,
Тем больше боли при падении вниз.
И боль стучит, когда ты убеждаешься,
Что не тебе достался самый главный приз.


Тот приз, что называется взаимностью,
Что вдруг достался не тебе – другой!
Придется пренебречь и собственной капризностью,
Чтоб скрепя сердце обрести покой.


Покой?! Какой покой! Когда в душе клокочет ревность,
Когда так хочется вернуть его назад.
А может для него…Ему с ней лучше, верно?
О, черт! Разноречивых чувств струится водопад.

Ну да, ведь с той вершины,
Куда тебя так слепо бросила любовь,
Есть два пути, две разные машины,
Два склона… Выбирать придется вновь.

Два склона, два пути – пологий и крутой.
Слепая ревность и тихая надежда —
Ведь может быть и чудо: Он крикнет вдруг: «Постой!
Давай все между нами будет как и прежде».



Ну да, надежда поздно умирает,
Но все же умирает, так ведь?
Нет! Кричит душа. Она не хочет знать, не знает,
Что в этой жизни есть всему конец.

Хотя, надеяться ведь не запрещено судьбой.
И будет жить в душе твоей надежда,
Пока однажды музыкой волшебной прозвучит:
«Постой! Давай все между нами будет все как прежде!»



Опять рой мыслей: как же быть, что делать?
Два варианта проступают вновь:
Иль с гордостью уйти, ни слову не поверив,
Или простить, поверив, что воскреснула любовь.

Но гордость берет вверх, и ты уходишь,
Не одарив его ни взглядом, ни словцом.
Зато потом с тоской в глазах проводишь
Его до дома, прячась за крыльцом.

И вновь в ночи страдания и муки,
И по утрам вся мокрая подушка.
Теперь ты жизни поняла науку?
Любовь – весьма капризная игрушка.

Теперь уже вы вместе ходите, как зомби,
Боитесь взглядом встретиться опять.
И в лабиринте сердца катакомбы
Разрушенной любви задвигаются вспять.

Они построят новый замок,
Устойчивей и крепче старого он будет.
Ведь на любовь-то каждый падок,
А первой никогда он не забудет.

И вот однажды, чудесною порой,
Вы встретитесь, и вспыхнет вновь надежда,
Одновременно скажете: «Постой!
Давай все между нами будет, как и прежде!»

Пушкин (интерпретация)

Итак, она… не захотела
Вкушать тревогу и печаль,
Дарить надежду не умела,
Или не смела. Очень жаль.

Однако, скользко на дороге,
А впереди такой буран...
Смотри, ведь ты уж на пороге,
А позади торшер, диван...

Ещё немного и стихия
Тебя подхватит, понесёт
В леса высокие, глухие,
Где даже леший не спасёт.

Господь вложил, конечно, душу
В твое сознание и плоть,
Но Сатану приятно слушать,
Ах, как он может уколоть...

Ему неведомы молитвы,
Кому ты ставила свечу...
Страшней меча, острее бритвы
Его слова: Могу! Хочу!

И темной ночью он приходит
Любовным пламенем объят,
Глазами где только не водит!
Господь прости! О Боже! Свят!

Его слова коварней лести,
Как будто в сладком полусне,
Но лишь знаменье, все на месте,
Господь в тумане, черт в огне.

Чаша воспоминаний -2

Пылью алмазною в омуты времени...
Сердце минуты, лелея, хранит,
И прорастают из зимнего семени
Воспоминания в чашу-гранит.

Дом моей памяти, утро ненастное,
Цвет вересковый, скупое «прощай».
Время счастливое, время напрасное,
Горький, не выпитый вовремя чай.

Так уходить — не допить и не высказать,
Так безрассудно на гибель идти.
Горечь из песни ещё не написанной
Стынет на сером, неясном пути.

И прорастает полынью и вереском
Чувство, что в сердце отныне живёт,
Сквозь мостовую январского Невского:
Хрупкий росток, источающий мёд.

В омуты времени — нежными фразами,
Всех не запомнить теперь наизусть...
Памятных дней и мгновений алмазами
В сердце черчу свою тайную грусть.

Вот самоцветы. Рассыплю смарагдами,
Тем, кто мне дорог, я их раздарю,
Выкраду — правдами или неправдами, -
Неба сапфир и рубинов зарю!

Было и не было. Чаша раскаянья
Залита воском последней свечи...
Тайные, смутные воспоминания
В мыслях прочти, но, поняв, промолчи...


18.02.2009

вздох

Даже солнца садятся по тюрьмам,
Когда к ним прикасается скука.
В нашем мире — заброшенном трюме,
Ни к кому не протянутся руки.

Мою тень на дорогах сбивают
Каждый день, но никто не заметит.
Наши жизни нещадно сжигают,
Те, в чьих списках мы все на примете.

Нас ночами в любви растворяют,
Днями — в гонках по серости будней,
А зачем это надо, кто знает,
Для чего этот мир так придуман?

Не бежать по затерянным веткам,
Не стремиться к тому, что нас гложет,
Отдышаться, вздохнуть безответно
И остаться хоть чьей-нибудь дрожью…

Она

Она жила в своей клетке
На девятом этаже.
Она глотала таблетки,
Как цветное драже.
 
Она сбежала из стаи
Вечно голодных волков.
Она ходила по краю
Среди живых мертвецов.
 
Она верила в бога,
Что был грешен, как она.
Он любви яд из рога
Научил пить до дна.
 
Она писала стихи,
Когда всходила луна.
Она знала его духи
И душу, что сожжена.
 
Она дышала пылью,
И ей хотелось умереть.
Она растила крылья,
Чтобы однажды взлететь.
 
Она любила кино
И дождливую погоду…
Она открыла окно
И шагнула в свободу…


2008 г.

Обратная связь - stihiby@yandex.ru