с ума сошедшая..

муторно… снотворное… отвратно…
стать мудрее? маловероятно!
жизнь моя без страсти неопрятно
засыпает встречами невнятно

от их ласк ни холодно ни жарко
ветер расслезил глаза как сварка
режет роговицу ночью в парке
перечитывать забытого Ремарка

а с утра пораньше на пробежку
и на чай в соседнюю кафешку
бармену подмигивая в спешке…
смех и слёзы… чувства вперемешку

день за днём одни и те же лица
как от скуки тут не удавиться?!
Он ушёл заставив усомниться
в правильности выбранных позиций

стала истеричною шатенкой
мёрзнут одинокие коленки
греет кофе крепкий с мутной пенкой
календарь за ноль восьмой на стенке

на недели видимо не делит
настроенье – вечный понедельник
и слоняется туда-сюда без дела
до предела… даже не задело

лишь Его горячие ладони
моё тело навсегда запомнит
Его голос хриплый в телефоне
разорвёт меня на стоны… тронет

прямо в сердце умудрился, мать его!
добивают опиаты и апатия…
музыка… соседи… так некстати…
я с ума сошедшая… представьте..

Не библейская кара, но тоже достаточно мокро...

Не библейская кара, но тоже достаточно мокро.
Макро снимок, в печать. И на конкурс растерзанных душ.
В унисон ее слезам царапает мокрые стекла
неожиданный дождь, поглощаемый плоскостью луж.

Не последняя песня, но, тоже достаточно громки,
эти строки во мне оставляют еще один шрам,
обрекая брести до последнего часа по кромке.
По рукам и камням, по пути Заратустры и лам.

Откровения ради признаться себе в том, что смерти
неподвластны лишь те, кто способен отдаться любви.
Я, как старый корсар – без страны, капитана и верфи –
все куда-то плыву, оставляя себя позади.

И стучат по асфальту, влекомые чьим-то поступком,
неподвластные нам, отмеряя секунды, шаги.
Я не знаю, что ждет меня в будущем, даже на утро,
но я знаю, что след есть у каждой идущей ноги.

И стучит по асфальту, стекая по стокам отлогим,
неожиданный дождь, превращая букашек в пловцов.
Я блуждаю во ржи мимо пропасти, ждущей с тревогой,
и несмело ищу в своем сердце забытых ловцов.

Безутешный, хазар, с легкой придурью волка степного,
приглашенный на казнь, превращенный в себя идиот –
на крутом берегу я усядусь с улыбкой больного
и спокойно дождусь, когда все, что должно, проплывет.

Не с библейским сюжетом, но тоже бестселлер недели –
я ужму в заголовок последние двадцать семь лет
и усну рядом с ней, как младенец в своей колыбели,
и увижу во сне изнутри меня греющий свет.

© Андрей Заулочный
2010, июнь

Упоен тишиной с ароматом робусты...

Упоен тишиной с ароматом робусты
и цветами с вершин, где, лишь ночь кажет месяц,
кто-то с медленным взглядом и прытью мангуста
очень старыми снами в нас целит и метит,

где рождаются ветры, готовые вьюгой
только время придет, обернуться и жалить,
словно вмиг обезумевший западный юго,
что порою купается в шепоте Савы.

Упоен тихим шепотом с привкусом мяты
и цветами тайги, утопающей в пчелах,
где тяжелою поступью царь косолапый
шелестит по ковру из зеленых иголок,

где в долинах несут Колыма с Енисеем
свои полные жизни тяжелые воды,
где леса и дороги, забытые всеми,
бесконечно прекрасны в любую погоду.

Упоен красотою истошного крика,
когда в легких полно полуночного бриза,
когда звезды мерцают таинственно тихо
и стирается грань между верхом и низом,

когда в мире вокруг замечая искусство
я готов обниматься с любым человеком.
Так когда же вдруг стало так грязно и пусто
в этом столь молодом, но уже мертвом веке?

© Андрей Заулочный
2010, октябрь

он и она

Она ему не нужна. Он ей не интересен. Они просто существуют в разных мирах и не вмещаются в жизни друг друга. Они никогда не были вместе и вряд ли уже когда-нибудь будут. Просто красиво разминулись, обменявшись ничего не стоящими обыденными словами, гордо унося в сердце все то, что стоило бы сказать. Они не подходят друг другу. Они просто не смогут быть рядом. Потому что они слишком похожи. 
Холодное неприветливое утро. Заспанный взгляд в зеркале, серые тучи за окном, обжигающий аромат кофе, недокуренная сигарета. Она тщетно пытается забыться в убаюкивающих заботливых объятиях поезда под знакомые аккорды гитары в наушниках. Он лениво вылезает из душа, без тени энтузиазма собирается на работу. Ненужную ему, навязанную насильно, ненавистную, но… Уже слишком привычную. Как и это туманное утро. Окунаясь в тишину просыпающихся улиц, бросает взгляд в знакомые окна, ища хоть малейшие признаки жизни. Даже зная, что уже ничего там не найдет. Тоскливый взгляд в небо, словно прощание. В очередной раз. Начинается новый день. 
Недопитая чашка кофе и пепельница, полная окурков. На часах – половина третьего ночи, а на столе еще куча несделанной работы. Набрать, подредактировать, отправить, получить, проверить… А всего лишь через несколько часов надо быть на работе как огурчик со всей этой кипой в зубах… Она сидит на балконе и смотрит на звезды. Сейчас ее не волнуют ни работа, ни завтра, ни ночное небо над головой. Сердце грызут вопросы, так и оставшиеся без ответа. А ведь столько лет прошло. И уже давно пора бы все забыть, но только все это возвращается к ней каждую бессонную ночь. Ни луна, ни звезды никогда не смогут подарить покой ее душе, равно как и кофе с сигаретами. Тоскливый взгляд в небо, словно прощание, и вздох, невольно срывающийся с обветренных губ. Все же… Время не ждет. 
Очередная порция яда. Выпуская из легких тоненькую струйку белесого дыма, он пристально вглядывается в отступающую ночь. Она снова убегает, забирая с собой его боль и нерешенные проблемы. Но потом ночь все равно возвращается. И он снова встречает ее бессонницей, да и лишняя чашка кофе уже превратилась в привычку… А там, за стеной на смятых простынях сладко спит девушка. Очередная попытка убежать от себя, попытка бороться с одиночеством. Безликая и безымянная, как благотворительный фонд. И такая же бесполезная. Бессмысленная, как все его дни, проведенные наедине с собой. Она исчезнет из его жизни вместе с ночью, прогоняемой светом, но уже навсегда. Ведь она – не цель и даже не замена, а всего-навсего средство. Жестоко. Но предельно честно. 
Снова туман. Холодный и обволакивающий, словно пустота. И как Ее глаза. Призрачный, пронизывающий до глубины души. Режущий по сердцу, словно бритва, потому что так похож на нее. Ту, что слишком далеко, чтобы помнить, ту, что слишком свободна, чтобы быть связанной чувствами. Слишком эгоистична, чтобы думать о нем. Ускользающая и непонятая, как и этот сонный рассвет. Та, что никогда не будет рядом с ним. Та, которую он так… 
Как песок, подло вытекающий сквозь пальцы, лица людей, словно миражи, мелькают перед глазами. Равнодушные. Холодные. И она такая же, как и они все. А может даже хуже. Потому что у нее это не маска. Это душа. 
Он слишком похож на ее отражение в зеркале. Изменчивое, непостоянное, бездушное… Необходимое… Чашка горячего шоколада обжигает нервно дрожащие пальцы, но равнодушие обжигает душу куда больше. Горько-сладкий шоколад. Как Его глаза. Притягивает, будоражит, лишает воли. Наркотик. Пугающий и желанный. Незаменимый, но…ненавистный… 
Бессонная ночь Огни фар проезжающих мимо машин танцуют на темном стекле. Дежурная чашка кофе и начатая пачка сигарет на подоконнике. Пустой взгляд в небо. Спутанные мысли. Тревога, разрывающая сердце. Внезапная встреча пару часов назад. Снова пустые слова и глаза, полные боли. Очередной прилив собственных чувств, прочно запертых в бескрайних просторах одинокой души. Невысказанные мысли, непонятые эмоции. Близко. Он и Она. Слишком близко друг к другу. Пройти всего несколько метров, нажать на кнопку звонка и высказать, наконец, в глаза все накипевшее, жадно ловя каждое мимолетное изменение в выражениях лица. Но нельзя. Ведь они не подходят друг другу. Ведь они не смогут быть вместе. Почему? 
Выйти из дома и вдохнуть всей грудью ночную прохладу. Закурить спасительную сигарету. Вырваться из придуманной клетки, отбросив все страхи в прошлое вместе с обломанными прутьями. Ведь эта ночь особенная. Взгляд в небо – с надеждой. 
Слабый огонек тлеющей сигареты отражал меняющиеся чувства. Наверное, так и начинается новая страница в жизни. Когда на смену страху и ненависти приходит любовь. 

17.08.10

кошка

На улице пусто,
На сердце уныло,
И душу не греет пустая квартира.
И дождь за окном,
И ветер как бритва,
И стоном в груди замирает молитва.
Молчащие окна,
Гнетущие стены,
Немой телефон и смирение плена.
В безмолвии утра
Спасение кофе
Дарит покой в томном вкусе. Не больше.
Прощаешь, что помнишь,
Забудешь, что больно,
И – новая жизнь силуэтом на окнах.
И выйдет по капле,
Как кровь из пореза,
Боль, не оставив и памяти места.
Меняется время –
Меняешь повадки,
И, может быть, в прошлое взглянешь украдкой.
А в темном углу
За тобой наблюдает
Серая кошка с моими глазами…


***

Что тебе мои звёзды?..
Мерцающие огоньки
На чужом небосклоне…
 
Что тебе мои мысли?..
Цветные картинки
Чужих воспоминаний…
 
Что тебе мои слёзы?..
Дрожащая роса
На чужих ресницах…
 
Что тебе мои чувства?..
Листки из альбома
Чужой жизни…
 
Посвящается… 2007 г.

Если нет тебя.

Зачем мне небо, если нет звезды?
Зачем мне солнце, если нет тепла?
Зачем мне крылья, если нет мечты?
Зачем мне день, если нет тебя?
 
Зачем мне сила, если нет меча?
Зачем мне ветер, если нет дождя?
Зачем мне тайна, если нет ключа?
Зачем мне ночь, если нет тебя?
 
Зачем мне реки, если нет мостов?
Зачем мне вера, если нет огня?
Зачем мне храмы, если нет богов?
Зачем мне жизнь, если нет тебя?
 
Зачем мне сердце, если нет любви?
Зачем мне муки, если нет креста?
Зачем мне плаха, если нет судьи?
Зачем мне смерть, если нет тебя?
 
Посвящается… 2007 г.

***

В воздухе пахнет кровью.
Хочешь мира – готовься к войне.
Не ведая страх перед болью,
В бою заплатишь вдвойне
 
В воздухе пахнет кровью.
Хочешь мира – готовься к войне.
Пожертвовавший любовью
Покой не найдёт на земле.
 
Посвящается… 2007 г.

Цвета, или вариации на жизненные темы…

Сумерки… На улице и в душе… За окнами пробегают красные и белые огоньки машин… Кажется, что это единственная вещь, которая ещё может дарить свет… Но зачем, кому?.. В этом мире среди холодных сердец и бездонных глаз такие одиночные лучики большинством людей либо вообще не воспринимаются среди серости повседневных дел, либо кажутся чем-то чужим и ненужным…Автобус… Как жучок, который спасается от грозы; и мы, пытающиеся спрятаться в этом ненадёжном убежище от чего-то… Остановки… Которые медленно, но настойчиво пьют наше время и жизнь… Люди… Всё  те же: безразличные, бездушные и жадные… Разговоры… Скучные, ненужные, пошлые… И вот когда везде сталкиваешься с такой серостью и в сердцах, и в глазах, и в мыслях, кажется, что вот сейчас появится что-то не такое, необычное… А появляется только безрассудочная багровая ярость, со временем, однако, переходящая в просчитанную оранжевую злость на людей за их повседневную жёлтую глупость… Потом сердцем овладевает необъяснимая зелёная тоска, перемешанная с вездесущим голубым одиночеством, что с каждым днём тебя убеждает в твоём абсолютном синем бессилии и вызывает у окружающих лишь ненужное фиолетовое недоумение… А в итоге эта смесь цветных страстей приводит к неотвратимому белому сумасшествию… Может, я потому так и люблю чёрный, что это вообще отсутствие какого-либо цвета?..


2007 г.

Путь к счатью!

Полетели журавли на юг,
Не со мной теперь мой милый друг,
Хоть просила Бога о спасеньи и ждала
здоровья исцеленья
Было рядом счастье и беда
Но, наверное, счастья не достойная я,
Черным поясом хлестнув беда,
След кровавый получила я.


         Побелела в один год косица,
Завалились  от усталости глаза, 
Для меня теперь любовь -
Прошедшая страница,
Я не верю больше в чудеса .


За моим окном,
Вишня зацвела,
Речка полноводная
Унесла меня...
Буду-буду я теперь забирать любовь.

счастье, ну и смех людской, превращу я в кровь.
  • 18 октября 2010, 19:14
  • Vera
  • 4

Обратная связь - stihiby@yandex.ru