***

Расскажи мне свои печали –
Я тебя напою вином.
Расскажи, что тебе обещали
Голубые глаза её.
 
Расскажи мне её улыбку,
Что играла на бледных губах.
Как в тумане, белёсом и зыбком,
Вы не думали о часах.
 
Расскажи мне, о чём шептала
На рассвете тебе листва.
Расскажи мне, о чём молчала
Наступившая летом зима.
 
Расскажи, как мечтала она,
Отвечая тебе не о том.
Я тебя напою допьяна
Своей кровью, что стала вином.
 
2009 г.

Час сумрака

Хотя бы на неделю
От тщетности Пути
В пророческую келью
Намеренно уйти.
Пусть променяю гавань
На сумрачную клеть,
Пусть полнолунный саван
Придётся мне надеть,
Исчезнуть, запереться
От слов, звонков и встреч
И истерзать всё сердце,
И лишнее отсечь,
Лечить, оберегая
Ранимые места...
Вернусь уже другая,
Вернусь уже не та.
Останется — крупица.
И, не кривя душой,
Готова поделиться
Со всеми, кто со мной.

17-18.02.2008

дыши..!

просто так страшно, что хочется выплюнуть душу наружу и перестать дышать
я буду молиться за каждый твой выдох, который простужен… я буду писать
пустыми словами по белым страницам, ты только успей всё прочесть,
пока твоя койка в старой больнице заправлена мятым постельным… как есть..
 
в этой палате слишком воняет нежизнью и капельниц часто меняют раствор
по венам впустую гоняя последние грустные мысли, уводят опять в коридор,
кровь разжижая амитриптилином, мне лгут, что на утро ты будешь сильней
вы только скажите, какой же скотине платить, чтоб не стало больней??
 
а выкричать можно горло до хрипа, и голос сорвать, не дождавшись рассвета
я буду молиться… от малейшего скрипа моё сердце готово цеплять парапеты,
нервно падая с верхнего уровня веры до реальных событий, простых, как «жи-ши»..
я совсем перестала чувствовать меру… задержись на этой планете… дыши!..

Чернильница с тоской

О, бренный мир,
О, проза бытия…
Теперь всё словно сквозь туман:
Манящий света лунного обман…
Быть может, это был не ты,
Быть может, то была не я…
 
О, мысль безумная,
О, тщетная мечта…
Дождя осеннего бессонная печаль
И голоса, что был мне дорог, сталь…
Я буду в белом саване,
Как наша первая весна…
 
О, грешный город,
О, безмолвная река…
Чернильница с тоскою на столе,
Надежд бескрылых тени на стене…
Ответ на твой вопрос и есть
Моя холодная рука…


2009 г.

Такая незаметная беда

Банкеты и французская еда.
Но в воздухе,
Но в воздухе витает
Такая незаметная беда,
Что крысы с корабля не убегают.

Беда в пустом движении ресниц
Танцующего белую горячку
Отшельника состарившихся птиц,
Впадающих в паническую спячку.

А он не впал. И, кажется, решил,
Что ранить, это значит защищаться,
Вонзая свои белые ножи
В твоё ещё классическое платье.

Ты так устала. Выпей тишины
Шампанским откровением бокала.
И все твои несбывшиеся сны
Исполнятся.
Но как же ты устала.

Такая нынче осень. И дождём
Не выльется из глаз ни слёз, ни лести.
Станцуем вальс и медленно уйдём
Искать царевну в краденой невесте.
 
© Евгения Шабалина-Глуховская
07.11.2010

Вплетаю

Из клубка путеводного нити дорог
В неизвестные дали тебя приведут.
Чтобы далью одной стал домашний порог,
Я покрепче все нити на память сплету.
Я вплетаю туда ворожбу диких трав,
Песню ветра и добрую силу огня,
Струи бурной реки. Воедино собрав,
Я вплетаю туда всё, что есть у меня.

Хоть не мне пугать разлукой и не мне пророчить радость,
Я с тобой повсюду буду, я с тобой везде останусь.
Если будешь ты за краем, я с тобой останусь рядом,
Звуком клавиш фортепьяно, терпеливым шелкопрядом,
Молчаливым оберегом, нитяным переплетеньем,
Может быть, рассветным светом, может, сумеречной тенью.
5.01.10

я видно больна..

я слышала, что уже скоро исчезнут облака, но прежде я рехнусь от боли,
так и не изучив досконально твоего языка, не воспитав в себе силу воли;
и глубже ко мне проникнуть едва ли получится, всё забито наглухо;
стань лучше меня, не измеряй моё могущество  в рюмках, что насухо
 
до капли последней, и я больше не знаю, как курить в одиночестве,
когда пальцы дрожат, а соседи шепчутся и грозят, что плохо всё кончится;
а я это знаю и без посторонних подсказок с засиженной лавочки;
предел раздражению, нервам конец, я их посылаю считалочкой..
 
на лестничной клетке вино разливать и выбивать двери куда приличнее,
чем сохнуть на общем балконе бельём по тебе, устроив схватку публичную
за  грубые сильные руки и не отпускать их до плюс бесконечности;
давиться твоим обещанием быть со мной в муке, но бросить в беспечности;
 
затягивай крепче, пока я не вырвалась из этого аркана и не вызвала скорую,
дави на газ на вираже — ощутишь что я испытала, растоптав тебя спорами
о важности привычки ко мне или к моим истеричным припадкам;
ты нужен мне как мёртвому припарки, но я болею за твои задатки
 
бешеного любовника, с которым еженочно, ежеутренне и ежедневно
в риске стать нимфоманкой и не суметь рассчитать переменной
иксà или игрека, ведь ты говоришь, что в принципе разницы нет,
кого любить искренне, а кому как-то в спешке готовить обед..
 
я просто ломаю спички в надежде избавиться от приступа совести;
с тобой забывая, как гналась за любовью к себе на предельной скорости,
скрывая минусы за ажурными стрингами, пытаясь поверить, что я не одна,
что смелости хватит однажды послать тебя на…………… я видно больна…

Жираф

Сегодня, я вижу, особенно грустен твой взгляд
И руки особенно тонки, колени обняв.
Послушай: далёко, далёко, на озере Чад
Изысканный бродит жираф.

Ему грациозная стройность и нега дана,
И шкуру его украшает волшебный узор,
С которым равняться осмелится только луна,
Дробясь и качаясь на влаге широких озер.

Вдали он подобен цветным парусам корабля,
И бег его плавен, как радостный птичий полет.
Я знаю, что много чудесного видит земля,
Когда на закате он прячется в мраморный грот.

Я знаю веселые сказки таинственных стран
Про чёрную деву, про страсть молодого вождя,
Но ты слишком долго вдыхала тяжелый туман,
Ты верить не хочешь во что-нибудь кроме дождя.

И как я тебе расскажу про тропический сад,
Про стройные пальмы, про запах немыслимых трав.
Ты плачешь? Послушай… далёко, на озере Чад
Изысканный бродит жираф


Автор!: Николай Гумилев

unnamed

Лучи солнца скрылись за слоем лести,
И улыбка давно потеряла смысл.
Мои люди давно забыли о чести,
В их сердцах давно живет эгоизм.
 
Я иду по дороге, пропитанной злостью
И ищу человека среди барабанов,
А в итоге встречаю лишь только черствых
или полных внутри железных капканов.
 
Люди ищут счастья, не зная горя.
Они предают настоящую дружбу.
Эти люди — фанатики лживых историй,
Их привлекают фальшивые чувства.
 
Люди часто плачут, не зная печали.
Люди вечно ходят по лживым тропам.
Эти люди жить давно перестали.
Ну и как тут, скажите, не стать мизантропом?
 

Гонит ветер белый снег...

Гонит ветер белый снег декабря,
Он свистит и крутит шубам хвосты,
Он хватил сегодня лишку не зря,
Видно чем-нибудь обидела ты.

Не ко времени хотела тепла,
А ведь Север будет очень грубить,
И, однако, будут плохи дела,
Если нам его с тобой не любить.

Застучится во все окна пурга,
И капканов понаставит мороз,
И могущественней нету врага
И проси потом прощенья до слёз.

Гонит ветер белый снег декабря,
Чтоб нам долго не увидеть земли,
Вырывает изо льда якоря
И бросает в небеса корабли.

Обратная связь - stihiby@yandex.ru