Высокомерие

Ты страдаешь от жизни и ты обречён
Лишь, на горе, тоску и душевную боль.
Но жестокость судьбы тут совсем ни причём.
Ни великий мудрец, ни могучий король,
Ни врачи, ни герои, ни сказочный маг
Не способны помочь никогда и никак.
Даже ангел небесный не может спасти.

У тебя есть коллеги, семья и друзья,
Любят, ценят, но ты всё равно одинок.
Да, они не актёры, певцы и князья,
Не умеют свободно читать между строк,
Не способны нетленный шедевр сотворить.
Недостойны тебя. Ты не знаешь, как быть –
Где найти совершенных и верных людей.

Ты себя самого на страданья обрёк.
Слишком дорого ценишь талант свой и ум 
И не ценишь других. Потому одинок.
Потому целый мир для тебя так угрюм.
Презираешь друзей, ненавидишь коллег
И семья для тебя как подтаявший снег.
Тьма и холод в душе. И никто не спасёт.

Ребята, ну право, Вы что ж это так...

Ребята, ну право, Вы что ж это так? 
Как буд-то не знаете?! В деньгах мир погряз! 
Бельишко «стирают», бельишко «сушат»... 
Зачем же мешать,… они другому учат... 
 
Алчность и жажда — дайте ещё... 
Вот тот «порог» за которым «всё»... 
Ребята, придумано право давно, 
Теперь оно наше — земное нутро.






© Copyright: Владимир Патейчук
Раздел: лирика философская
Свидетельство о публикации № 104203

о любимом городе

О любимом городе.


Город древний, над неспешной Вихрою,
У подножия Замковой и Девичьей гор.
Ты славен князьями и рыцарей храбрых боями,
И живою водою, что в криницах твоих с давних пор.
Много славных имён подарил ты потомкам:
Музыканты, поэты, художники вдохновлялись тобой.
Ты в стихах и картинах, и в мелодиях звонких,
Что оркестр сыграет на площади летней порой.
Книга памяти,
Памяти горькой, военной
Сохранила героев Мстиславской земли имена.
Не забудем их подвиг, не допустим вовеки,
Чтоб по краю родному вновь гремела война…
Каюсь — много раз от тебя уезжала,
Своё счастье искала в далёких краях.
Только как же в разлуке скучала
Я по клёнам твоим, что листвою 
По осени в вальсе кружатся в наших школьных дворах.
По берёзовой роще скучала и речке, и паркам,
Пусть есть парки просторней, и реки совсем как моря ,
Но нигде так прохладно, даже в день самый жаркий,
Вам не будет, поверьте, как под старыми липами 
Родного Мстиславля, друзья.
Год от года становишься краше,
Новостройками гордо красуясь, ты стоишь у развилки дорог.
И пускай убегают дороги всё дальше и дальше,
Приведут они снова всех нас на родной твой порог.

Бездомный дождь

Ходит-бродит дождь бездомный.
Он облазил целый мир.
Моросит хмельной и сонный.
Мрачен, скучен, хил и сыр.

Тихий, грустный, одинокий.
Дождь – давно уже старик.
Жизнь была к нему жестока.
Он к лишениям привык.

Но устал бродить по свету.
Вот и выбрал Беларусь.
И решил: «На это лето,
Прямо здесь расположусь».

Звери

Чтобы жить, мы должны убивать.
Мы не люди, а дикие звери.
Не научены мы воевать
Ради золота, славы и веры.

Бог дал разум не нам,  и не нас
Обогрел Он бессмертной душою.
Зверь двуногий с прицелом для глаз
Уничтожить собрался живое.

16.08.2018

Трудно быть человеком

Животные любят халяву
Их чувства сильны и взаимны.
Для стада бесплатные травы.
А стае зверей агрессивных
За жрачкой придётся побегать.
Но им не познать не изведать
Тяжёлой и нудной работы.

И только чтоб быть человеком
И этим гордится по праву,
Приходится жить без опеки
Богатой и щедрой халявы.
Людей обожает работа.
Их долг – только собственным потом
Себе добывать пропитанье.

Всё тленно в этом грешном мире...

Всё тленно в этом грешном мире - 
И я и ты и даже «мы»... 
Гляди, вот так же пирамиды 
В песках поглощены. 

Канул Цезарь, Македонский...
Уйдет из памяти Шекспир.
Погрязнет в пропасти любезно
Природы гений — человек.

Нет правды, есть лишь взгляды 
Живущих ныне в кутерме. 
Забудь печалиться о славе - 
Она пройдёт, а время нет. 
 
Иных миров придя Песчинки
Раздуют жизни суету.
Над колыбелью дремля месяц
Уронит в отблиске звезду.
 
Всё тленно в этом грешном мире...
Лишь время с нами иль без нас
Течёт просторами вселенной,
Спиралью разгоняя мрак.






© Copyright: Владимир Патейчук
Раздел: лирика философская
Свидетельство о публикации № 104162

После свидания

Я решил тебя пригласить на свидание.
Ты, подумав немного, ответила: «Да…»
Я хотел тебя обуять обаянием,
Ведь душа, не тело,  всегда молода.
 
Сколько слов тогда говорил романтических,
Как хотел впечатление произвести…
Всё закончилось скучно и прозаически:
Ты, одевшись, тупо сказала: «Плати…»
 
Словно в кучу тут ступил я говняную,
Денег мне, конечно, было не жаль;
Только больше бабам верить не стану я,
Вот такая сей интриги мораль.
 

Старое лето

Лето стало вдруг серьёзным.
Не смеётся, не шалит.
Не рыдает. Плакать поздно.
Но имеет мрачный вид.

Заявилась к лету старость.
Говорит: «тебе пора».
Ощущается усталость.
Опостылела игра.

Веселится нет желанья.
Мёрзнет дряхлая душа.
И сентябрь младой да ранний
Наступает не спеша.

Отравленное сердце

Сердце мое отравляет 
Боль от предательства, мук. 
Ветер за окном завывает,
Приглушая глухой сердца стук.

Не скрыться от этой печали,
Не быть мне счастливой, как прежде.
Глаза тебя в путь провожали, 
Лелея слепую надежду. 

Но знала я: ты не вернёшься,
Ведь обида поглотила тебя.
Я боялась, что ты рассмеешься,
Чтоб побольнее ударить меня. 

Не оценила прощального жеста:
Ты всегда поступал, как злодей. 
Знай: в моей спине больше нет места
Для всех твоих острых ножей.

Обратная связь - stihiby@yandex.ru